garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Гнилые советчики.
Как не силён Кунгуров в своей родной критико-апокалиптической стихии, так в той же самой мере, но с обратным знаком, он совершенно провален в области поиска положительных решений.
Что кстати очень показательно для всей нашей политизированной блогосферы, да и для всех профессиональных политологов.
Ответить каким-либо разумным образом на простой и извечно русский вопрос "Что делать?" они не способны, а потому вынуждены троллить публику какими-нибудь страшилками типа повторения "второго 17-ого года" - http://kungurov.livejournal.com/143147.html

Иными словами, советует лечить больной организм сразу же его убиением (чтоб не мучился?), потому что наложение одной катастрофы на другую будет именно смертью и ничем иным.
"Что не излечивают лекарства, то излечивает железо; что не излечивает железо, то излечивает огонь; что не излечивает огонь, то излечивает смерть". - говорил Гиппократ.
В противоположность врачу Гиппократу как бы предлагается начинать "лечение" именно со "смерти", ибо любое повторение стихии 17-ого года может привести ослабленный российский организм именно к ней.
- Однако с другой стороны подобные якобы радикальные советы являются одновременно совершенно утопическими и фантастическими.
Причём, хотя бы только по одной простой демографической и социальной причине (их много, но достаточно только этой):

Что из себя представляла РИ в роковом 1917 году? - Она являла собой в демографическом отношении громадную пороховую бочку (об этом уже были очень хорошие посты, например у девола) - две трети её населения составляла молодёжь до 30 лет, а до двадцати доходило до половины всего населения. Причём, в процессе первой мировой войны миллионов 15 этой русской молодёжи было вооружено и фактически находилось в бесконтрольном состоянии, ибо по неоспоримым историческим источникам (в отличие от 1905г), и без того крайне малочисленные органы контроля и административно-политического надзора, были полностью парализованы.
В социальном отношении 85% тогдашнего русского населения принадлежало к архаизированному крестьянству, которое воспринимало власть ещё в московском и допетровском смысле как свирепую и сакрально-мобилизационную силу. Мобилизованная простонародная молодёжь в армии, находясь в совершенно бесконтрольном состоянии (без политруков и спецслужбистов), была очень быстро распропагандирована не столько революционерами, сколько полным непониманием смысла этой затяжной войны. И т.д. и т.д.

А что мы представляем из себя как народ сейчас после прошедших 100 лет? - Общий удельный вес русской молодёжи ничтожен и с каждым новым поколением ещё более уменьшается, но главное состоит даже не в этом. За многие десятилетия тоталитаризма выращен совершенно иной тип русско-советского человека совершенно не способного к самостоятельным социальным действиям. У этого типа имеются и свои положительные стороны, но относительно социальной и стихийной самоорганизации он демонстрирует свою полную неспособность.
Характерной чертой постсоветского поколения является желание пассивно приспособиться к любым формам социальной действительности, нежели попытаться как то её изменить. Чтобы наглядно понять всю пропасть разделяющую дореволюционный тип русского молодого человека и современного достаточно привести собирательный образ студента. Во всей дореволюционной литературе и общественном восприятии "студент" (скубент - в простонародье) был синонимом бунтаря, смутьяна, революционера. Молодое студенчество, как и вся учащаяся молодёжь, являло в царской России боевой резерв всех революционных кадров.
В полную противоположность дореволюционному студенчеству как советское так и постсоветское студенчество представляет один из самых конформистских и пассивных слоёв современного русского общества. Скорее уж даже пенсионеры готовы на какие-нибудь активные акции, чем наше студенчество или вообще молодёжь. Особенно хорошо эта пассивность проявилась в период перестройки, движущей улично-активной силой которой были уже достаточно пожилые люди из так называемого поколения "шестидесятников". Молодёжь, разумеется, тоже участвовала в тех событиях, но скорее всего в качестве второстепенной силы.
Не вдаваясь в ещё более глубокий анализ (это тема для большой работы), уже из приведённых выше соображений хорошо видна абсурдность и фантастичность упований на некое повторение стихийной катастрофы 17 года. Большие перемены или потрясения в настоящее время неизбежны, но проходить они будут в совсем ином виде нежели полагают наши блогосферные звёзды.

Но главное и существенное различие между дореволюционным типом русского народа и современным постсоветским состоит в сфере духовной. Как не парадоксально это звучит, но именно коммунистическому тоталитаризму выпала "честь" воспитания и внедрения в массовое народное сознание "идеалов" самого шкурнического и приземлённого буржуазного сознания. Все тяжёлые годы советских испытаний и экспериментов породили неудержимое стремление к личному благоустройству, а также стойкое неприятие каких-либо бескорыстных мотиваций. Причём, подобное шкурно-буржуазное восприятие массово наблюдается как вверху так и внизу - увы, такова реальность! (Конечно, идеалисты существуют и сейчас, но по сравнению с дореволюционным временем их ничтожно мало).
Например, можно ли ныне представить, чтобы какой-нибудь постсоветский богач ранга Морозова или Мамонтова стал бы по своей воле жертвовать на какие то идеальные и тем более революционные цели? - Такое нельзя увидеть даже во сне. Но тоже самое относится и к низам. Например, в процессе перестройки и по её завершении обстоятельства предоставляли широкие возможности для социальной самоорганизации (партий, профсоюзов или других сообществ), однако этого не случилось по укоренённой советской привычке :"каждый сам за себя". Это в царские времена могли с Путиловского завода уволить 4-5 рабочих, а на следующий день десятки тысяч выходили на улицу бастовать и бунтовать.
Если подобная беспомощность была проявлена в социальной сфере, то о национальной и говорить нечего. "Иваны не помнящие родства" были беспомощны даже перед самыми ничтожными туземцами на окраинах империи, хотя даже слабый, но организованный отпор мог бы сохранить и жизни и имущество.
Но подобное страшное наследие советского тоталитаризма пророчески предвидели многие религиозные философы, например Н. Бердяев:

"Делают большое различие между буржуазным человеком и коммунистическим человеком. Но коммунист, победивший и захвативший власть, может быть внутренне, духовно, до мозга костей буржуа. Духовная буржуазность очень свойственна и социалистам и коммунистам. Она свойственна всем, кто слишком хочет благополучно устроиться на земле, для кого закрыта бесконечность и кто крепко утверждается в конечном."

Подытоживая эту тему, можно резонно заключить, что никакого повторения второго 17 года случится не может ни при каких обстоятельствах. А потому в данном вопросе "предсказания" Кунгурова выглядят совершенно абсурдными.
Действительно, большинство населения хочет и желает серьёзных перемен, но не таких как в страшном 17-ом году.
Однако сдаётся, что и сами краснопузые мечтатели в сие сами не верят...
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Новый Солженицын и новый Архипелаг-Гулаг. Вот и либеральные медия выложили инфобомбу в своём эфире. Владимир Осечкин свидетельствует "Городу и…

  • Дневник обозревателя

    Ну очень хороший художник для тех, кто ностальгирует по советчине (на Дзене): Художник Василий Шульженко – противоречивая фигура гротескного…

  • Дневник обозревателя

    Любопытные мелочи жизни на примере медийно распиареной Мариной Раковой. Здесь интересна не сама она (в сущности мелкая рыбёшка попавшаяся "под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments