garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Выше всех патриот. знамя 1993г исп.

Вот уже прошел 21 год с начала судьбоносного переворота. Но многие ли его помнят, или точнее хотят помнить? - А ведь именно всё с него и началось. 21 сентября Ельциным был зачитан Указ о перевороте №1400, уничтожающий последние остатки народовластия. Следует помнить, что Переворот93г является основным ключём к пониманию и сегодняшних событий на Украине. Можно даже сказать и так: отложенным на время продолжением в горячей военной фазе событий того ельцинистского Переворота...
Дабы восполнить пробел и немного освежить память привожу небольшой отрывок из воспоминаний одного участника тех горячих дней. - http://eot.su/node/7941

21 сентября 1993 года

Все лето была напряженная обстановка. Со дня на день мы ожидали каких-то грозных событий. И вот 21 сентября, днем, поступило сообщение, что сегодня ожидается Ельцинский указ о роспуске Верховного Совета и приостановлении действия российской Конституции. Мы были к этому готовы. Такая информация появлялась не в первый раз за последние пару месяцев, но на этот раз она была подтверждена, когда в новостях РТР появился Ельцин и зачитал указ.
Я сразу же позвонила домой и на работу, сообщила, что произошло и сказала, чтобы меня там в ближайшие сутки не ждали. Затем мы провели ряд необходимых в такой ситуации мероприятий, собрались и поехали к Белому Дому. Настроение у нас было приподнятое, боевое. Мы были готовы ко всему.
Когда мы подъехали к Дому Советов, народу там было еще не очень много, но с каждым часом их количество увеличивалось. Мы развернули наши Андреевские флаги и стали занимать позиции для обороны. Участок, за оборону которого мы несли ответственность, находился ближе к правому углу здания, метров 15-20. В это время уже шло ночное заседание Верховного Совета и оно транслировалось на улицу. Мы ждали нападения. Но милиции в эту первую ночь поблизости не было. Шла запись в боевые отряды. Мы туда вошли сразу отдельной ротой.
Ночь прошла в ожидании, но ничего примечательного в эту ночь не произошло.

22 сентября 1993 года

Утро этого дня мы встретили стоя на своем посту. Оно было неприветливым: хмурым, ветреным и туманным. Конечно же все устали, ведь ночь провели на ногах. Но было ясно, что в ближайшее время нападения не будет.
Продолжалось заседание Верховного Совета, днем и вечером проходили митинги. В течении всего дня продолжали подходить люди. По сравнению с предыдущим вечером их количество увеличилось раз в 10-20. К вечеру вся площадь была заполнена. Женщины приносили еду, теплую одежду. Строились первые баррикады. К вечеру площадь стала приобретать вид лагеря. Появились первые палатки. Структурирование лагеря в основном происходило по партийному признаку.
Партийный и идеологический разброс был очень велик. Здесь присутствовали: баркашовцы, казаки, другие националистические и монархические организации, коммунисты всех оттенков, все партии, входящие в ФНС, многие партии социалистического, социал-демократического и общедемократического направления. Но, кроме того, было очень много людей, которые до этого не принадлежали ни к каким партиям. Многие люди, пришедшие сюда, были защитниками Белого Дома в августе 1991 года. Короче говоря, публика была самая разная. Конечно, людям, которые приходили сюда индивидуально, было очень сложно сориентироваться, не потеряться. Но часто они находили свое место в рядах защитников Белого Дома.
Вторую ночь я провела на баррикаде у Горбатого моста. Команда, которая держала здесь оборону как раз состояла из людей, ранее не имевших никакого отношения к политическим партиям. Это были в основном молодые люди двадцати-тридцати лет, которые исповедовали истинно демократические взгляды и считали, что Ельцин - преступник, так как он совершил антизаконное действие. Из оружия здесь было несколько бутылок с горючей смесью, ну и конечно - булыжники - орудие пролетариата, которому, как известно, нечего терять, кроме своих цепей. Кстати, недалеко от нашей баррикады стоял памятник героям Красной Пресни, и на него было водружено настоящее Красное знамя, не каменное, а настоящее, живое, развевающееся на ветру. И казалось, что герои Красной Пресни, застывшие в камне, тоже оживают и вместе с нами стоят на наших хрупких баррикадах.
Тем временем мне объяснили мои обязанности: в случае наступления на нас пехоты обороняемся камнями, в случае наступления бронетехники - бутылками. Это все было сказано с юмором, со смешком. Никто тогда всерьез не думал, что нас будут брать именно с помощью бронетехники.
Вообще народ собрался на редкость симпатичный, добрый и общительный. Ночь мы провели под мостом. Там горел костер, лежали бревна, можно было отдохнуть, погреться, даже подремать. Погода в эту ночь была отвратительная: дождь со снегом, ледяной, порывистый ветер. В эту ночь в первый раз было организовано питание: хлеб, колбаса, чай, сахар, табак. Выдавали все поротно.
Среди ночи произошло одно событие, в общем-то довольно веселое, но симптоматичное. Было часа 2-3, мы сидели у костра, внизу, многие дремали. Вверху послышался шум. Последовала команда всем подняться наверх. Мы поднялись, построились. Перед нами стоял казачий атаман по фамилии Мороз. Он выглядел как казак с картинки, с шашкой и шпорами. Он приказал всем рассчитаться, потом стал нас муштровать: налево, направо, кругом, шагом марш. Потом он сказал, что проверяет посты и на посту нельзя спать, мол, обстановка тревожная. В самом деле, в этот день вокруг нас появилось милицейское оцепление. Но оно абсолютно не представляло для нас угрозы, просто жидкие цепочки из милиционеров. Они были не вооружены, даже без бронежилетов.
Вообще-то на второй день мы чувствовали себя единым лагерем, который существовал как бы отдельно от всего остального мира. Здесь - свои, там - чужие. То пространство, которое находилось за милицейским оцеплением, было нам враждебным. Началось противостояние. Если в первую ночь было что-то вроде обычного митинга, затянувшегося на ночь, когда люди собрались, чтобы выразить какие-то свои требования, и разойтись, то теперь было нечто другое. Люди пришли сюда, чтобы стоять до конца: или победить или погибнуть в бою.
Tags: историческая память
Subscribe

  • Советчина, которую мы потеряли...

    Вспоминая советчину, очень духоподъёмно. Не знаю как с чисто художественной точки зрения, но с чисто человеческой работы художника Nik…

  • Дневник обозревателя

    Здравые мысли. Что нужно всего более РФ в её переходной постсоветский период? - Так называемые "либералы", и иногда вместе с некоторыми…

  • Дневник обозревателя

    Наглядно и поучительно. Подлинные истоки большевизма - живи и помни! Людоед Георгий Атарбеков и его идейные наследники…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments