garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Category:

Перекличка эпох

Какие удивительные истории уже были рассказаны о героическом сопротивлении повстанцев русского Юго-Востока.
Противостоя насмерть превосходящей по вооружению и численности орде киевских оккупантов, русские «ватники» проявляют чудеса героизма, самоотверженности и чисто русской смекалки. Прав Игорь Стрелков, как то сказавший, что русскому человеку нужен только приказ легитимной власти (или, по крайней мере, квазилегитимной), чтобы пробудить его могучий потенциал. Во времена ВОВ это хорошо испытали на себе заносчивые и высокомерные немцы, доблестные победители Европы и причинившие в начале войны неимоверные потери СССР (но прикровенно России), от которых по всем здравым понятиям страна и населяющий её народ должны были бы навсегда исчезнуть в небытие. Однако не исчезли, хотя ныне и пребываем в серьёзном национально-государственном кризисе.
То, что сейчас происходит на Юго-Востоке, некоторые эпизоды этой малой войны за выживание Русского мира, чем то напоминают события ВОВ (разумеется, с учётом соответствующих масштабов). Это в полной мере относится и к некоторым характерным архитипическим героям обоих войн. Например, автор мемуаров ВОВ «Ванька-ротный» - http://nik-shumilin.narod.ru/ - капитан Александр Шумилин, отличный мастер стрелкового дела и изобретательнейший снайпер, имеет своего подражателя не только в лице изобретательнейшего полковника Игоря Ивановича Стрелкова, но и на самом низовом уровне в лице ополченца «Крот», рассказ о котором недавно появился в блогосфере. Для сравнения приведу сначала рассказ об удивительной, но и по своему очень замечательной личности снайпера ополченца «Крота», а затем несколько страниц из мемуаров Александра Шумилина. В этой перекличке времён имеется много поучительного. Общее в них одно – если русского человека разбудить, то он может совершать невозможное.

Первый рассказ о «Кроте»: http://oleg-kulagin.livejournal.com/191836.html?mode=reply

Оригинал взят у holmogor в Крот. Донбасская история
Грег Горай

«Крот

...воюет в нашем отряде штатным снайпером презабавный мужичок с позывным "Крот"...
Когда прибыло очередное пополнение ополчения, все удивились безапелляционному заявлению худощавого, плешивого мужичка предпенсионного возраста, что воевать он хочет исключительно снайпером. Весь комизм ситуации был в том, что у "снайпера" за толщиной линз очков, повязанных резинкой, было почти не видно глаз. Не поняв юмора спросили, кем он служил в армии. Оказалось лет двадцать пять назад мотористом на Северном флоте. Пытаясь найти взаимосвязь, уточнили кем работал - тоже мимо.Последние лет десять колбасился на шахте из серии постучи молотком и подкинь лопатой. "Крот" прилипло сразу и само-собой.
Ради прикола предложили ему пройти квалификацию - попасть из старенькой СВД в шестилитровую пластиковую баклагу метров со ста. Должен заметить, что в отряде на тот момент сколько-нибудь квалифицированных снайперов не было. Крот залег, с умным видом глянул в прицел, что-то подрегулировал. Со стороны это выглядело настолько нелепо и комично, что все с трудом сдерживали смех из нежелания его обидеть. Но...он попал. Пришлось командиру, скрепя сердце, закрепить за ним винтовку.
Особых претензий к тому, как воюет Крот, не было, но и гением снайперского дела его тоже назвать было нельзя. Свою работу делал своевременно и точно. Со временем бойцы его разговорили и все стало на свои места. После нудной и тяжелой работы на шахте отдушиной Крота были фильмы и книги о снайперах. Он почти дословно знал трилогию с Беренжером, мог назвать десяток нелепых книг с названиями типа "Месть снайпера", "Возвращение снайпера" и "Боль снайпера". Это же нужно - как человека торкнуло!
Как-то держали один из блок-постов под Славянском. В периоды затишья Крот держался в сторонке, все время пропадал из вида, за что и получил звездюлей от командира. В один из дней укропы выбили нас оттуда. Мы отступили, неся потери. Когда пересчитались - Крота не было. Посчитали погибшим - обычное дело.
Несколько дней укропов не трогали - зализывали раны и ждали подкрепления. Периодически на блок-посту раздавалась стрельба непонятного происхождения. Нам она не мешала, поэтому не придавали ей значения.
Крот вернулся к концу второго дня - вонючий, зассаный и голодный. Оказалось, в моменты затишья он готовил лежки вблизи блок-поста и остался там когда мы отступили. С его слов, за два дня он убил пятерых нацгвардов, а зассаный потому, что лежал не шевелясь. Теперь стала понятна причина беспорядочной стрельбы на блок-посте.
...позже, после того, как отбили блок-пост, пленный укровояка подтвердил потери от снайпера.»

Второй рассказ самого Александра Шумилина (фронт под городом Белое): http://nik-shumilin.narod.ru/

«Несколько дней подряд мы рано вставали и по целому дню не слезали с мельницы, потом снова бросали свое занятие и отправлялись спать. Двое суток спали, не поднимая головы. Поднявшись с кровати, я снова шел в солдатскую избу, садился на лавку и, покашливая, говорил:
— Наших солдат на тропе каждый день убивают. Пулеметчик Козлов погиб на моих глазах. А вы все спите. Кто отомстит за убитых солдат? Пулеметный окоп на закрытой позиции не готов. Знаю, что земля мерзлая. Долбить приходится. Но без окопа наша затея лопнет. Нужно копать! — мои слова действовали на солдат. Они подымались с пола и были готовы сейчас же отыграться на немцах. Они хотели отомстить за погибшего пулеметчика их роты, сержанта Козлова, который был в подвале. Я рассказал, как он умирал на глазах у меня.
— В нашем деле нужны упорство и выдержка. Мы должны выследить немцев и убивать их так, чтобы они и не подумали, что их бьют именно с мельницы. Вести огонь из пулемета будем с обратного ската. Пули будут бить, а пулемет не видно. У немцев глаза на лоб полезут. Ты их бьешь. А откуда? Они понять не могут.
— Для этого нужно кривое ружье! — сказал кто-то из солдат.
— Ружье не ружье, а баллистическую кривую полета пули можно использовать. И не только использовать, а применить на практике с умом. И самое главное. Пулемет нужно заранее пристрелять одиночными трассирующими по выбранной цели. Убивать мы немцев будем за забором на главной улице.
— Теперь она называется Кирова. А тогда для нас она была без названия. Она выходила из города на большак в сторону Духовщины. Улица на всем протяжении между домами была перекрыта дощатым забором. За забором по улице день и ночь ходили пешие, и ездили повозки и машины. На заборе в нескольких местах я выбрал прицельные точки.
Пулемет поставили в отрытый окоп[155] и пристреляли его одиночными трассирующими. Точки прицела выбрали на заборе, на уровне живота идущего за забором немца. Когда пристрелка была несколько раз проверена, мы вынули трассирующие из пулемётной ленты. При обстреле в забор пойдет очереди бронебойных пуль. А их в полете не видно. Я рассчитал все просто. По моей команда пулеметчик нажимает гашетку пулемета и в забор летит порция свинца. Гнилые и старые доски, которыми отгородились от нас немцы, для бронебойных пуль не помеха. Доски будут пробиты насквозь без всякой потери убойной силы. По ту сторону забора они сделают свое черное дело. Я рассчитал и время полета пули так, чтобы там, за забором пуля и выбранная жертва встретились. Впервые за забором был убит довольно жирный немец. Он медленно и не торопясь шёл вразвалку по главной улице города. Его фигура мелькнула в прогалке между домов. Я в бинокль с мельницы хорошо просматривал этот прогалок. Помню, как все началось. Немец прошел прогалок, а я стал считать его шаги. Я учел расстояние, когда он подойдет к выбранной точке прицеливания за забором. Время полета пули, чуть меньше секунды, тоже учитывалось. Он шел за забором, а я считал его шаги и в нужный момент подал команду наводчику нажать гашетку пулемета. Немец успел сделать еще два шага, пока пули летели к забору. И вот они встретились. Немец получил полную порцию свинца. Ловушка довольно просто и точно сработала. Все было рассчитано точно. По прогалку между домами мы никогда не стреляли. В прогалок я наблюдал за немцами, выбирал для расплаты очередную жертву. Немцам и в голову не приходило, что именно отсюда мы ведем расчет шагов выбранной жертвы до смерти. Когда жирный немец попал под пули, к нему со всех сторон кинулись другие немцы на помощь. В прогалок было видно, как туда немцы побежали. Я подал команду взять прицел на одно деление ниже. Пулеметчик опустил ствол и дал длинную очередь. Немцы, видно, кучей собрались около убитого, полагая, что он попал под шальную пулю. Я в бинокль с мельницы видел, что после нашего вторичного обстрела за забором произошла какая-то возня. Появились, видно, новые раненые и убитые. Пулемет взял прицел еще ниже, и, поводя стволом, дал еще несколько очередей. Мы держали улицу под огнем до самого вечера. Короткими и длинными очередями били по забору. С верхнего этажа мельницы было видно, как беспорядочно забегали немцы и заметались по улице при подходе к этому месту. Немцы не догадались, что за ними следят с мельницы, а бьют из пулемета совсем с другой стороны. Наблюдая за передвижением немцев по улице, мы стреляли всех подряд.
Мы меняли время и место обстрела. Мы путали немцев. Определить на глаз темп шага или скорость движения повозки по улице города было нетрудно. Ширина прогалка между краем забора и углом дома по угломерной сетке бинокля составила 0-25 тысячных. Теперь нужно было определить расстояние от пулемета до забора. Ширину прогалка я решил измерить шагами. Немцы шли по прогалку и отмеряли шаги, а я их подсчитывал. Количество шагов они делали разное. В зависимости от роста и торопливости по моим подсчетам получались разные цифры: 18, 17 и 16. Один толстый немец на коротких ножках прошел прогалок за 20 шагов. Я взял среднюю величину 17 и подсчитал ширину прогалка. У меня получилось 12,75 м. По формуле Д= В*1000.н я получил: расстояние от пулемета до забора — 510 метров.
Пуля пролетает расстояние 500 метров за 0,7–0,8 секунды. Усредненный шаг немец делает тоже за это время. Опережение выстрела составляет один шаг или два корпуса немца, измеряя по животу. Я выбрал несколько точек прицеливания на глухом досчатом заборе. В открытом прогалке мы немцев стрелять не стали. Я подсчитал и другие расстояния от края забора до точек прицеливания. Вот, собственно, и все расчеты! Мне не представляло никакого труда подать команду "Огонь!" в нужный момент. Но остановись немец за забором до подхода к выбранной нами точке, и он бы остался жить. Но немцы знали, что забор находится под обстрелом, боялись попасть под пули и ускоряли, как правило, шаг. Жертва идет и всегда торопится к своему последнему рубежу. Мы меняли точки обстрела, и это вводило немцев в в заблуждение. |Мы видели, что они, ничего не понимая, затыкали тряпьем дыры в заборе.| Прежде, чем поймать новую жертву, я просидел на мельнице целую неделю. Я изучил все пути, по которым в городе ходили и передвигались повозки. Я составил подробную схему, потому что карты города у меня не было. Мельница, льнозавод и деревня Демидки из многих точек города были хорошо видны. Немцы привыкли, что с мельницы никогда не стреляли. Тем более, что пулемет мы отнесли ближе ко льнозаводу. Заслуга Петра Иваныча была в том, что он не разрешал раньше своим пулеметчикам стрелять из пулемета с мельницы. Немцы решили, что наблюдение и стрельбу ведут с льнозавода, и в отместку стали обстреливать два покосившихся домика, где теперь обитал командир роты Макарьян и политрук Савенков. Немцы не знали, откуда точно бьет пулемет. Ни днем, ни ночью вспышки выстрелов пулемета нигде не было видно. По невидимому рою пуль, который врезался в забор, нельзя было определить, откуда бил пулемет. |Немцы могли построить двойной забор, засыпать его песком или обложить мешками, но, в условиях суровой зимы, это дело выглядело не таким простым.| Мы не стреляли по легковым машинам, не хотели тревожить и раздражать немецких офицеров. Мы делали свое черное дело по малому. Мы убивали немецких солдат.»

И ещё один замечательный рассказ корреспондента легендарного Моторолы из Юго-Востока:

"Славянск. Семёновка. Побоище"
- http://rusdozor.ru/2014/06/21/slavyansk-semyonovka-poboishhe/
Tags: перекличка времён, прошлое и настоящее
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments