garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Categories:

Немного о мемуарах

Всё-таки нет лучшего способа ознакомиться с духом ушедшей эпохи, чем чтение воспоминаний и мемуаров. Но разумеется, при том условии, что они не слишком отступают от реальных событий и намеренно не тенденциозны. Особенно полезным является чтение таких текстов относительно тех событий, которые усиленно искажались или замалчивались идеологической цензурой на протяжении многих лет. В этом смысле самые интересные темы недавней советской истории это темы лагерей и репрессий, и особенно тема ВОВ, вся правда о которой так и не сказана до самого последнего времени, хотя уже после распада СССР прошло 22 года.
Из первой темы, к сожалению по понятным причинам, осталось мало живых свидетельств (дневники в тех условиях вряд ли можно было писать и тем более сохранить), вот почему например из свидетельств по ГУЛАГу наиболее сильным документом я посчитал бы книгу Ивана Солоневича "Россия в концлагере", а из второй темы ВОВ воспоминания Александра Ильича Шумилина "Ванька-ротный" (исключительно правдивое и документальное описание событий ВОВ с точки зрения фронтовика на передовой - таких даже среди ветеранов был ничтожно мало). Однако воспоминания Шумилина - это опыт русского фронтовика изнутри советской военной машины, а что было написано из опыта военнопленных или особенно из опыта миллионов русских, оставшихся на оккупированных территориях. Особенно интересен опыт сопереживания страшного выбора, стоящего тогда перед многими людьми, кого выбрать: "своего" людоеда Сталина или же заклятого русофоба Гитлера. (Чем-то проблема этого выбора напоминает и современные проблемы выбора среди некоторых националистов. Кого предпочесть "своего" Путина или страшных "либералов" из госдепа, сислибов или силовиков и т.д.)
Из этой области я бы обратил внимание на два выдающихся документа: "Дневник коллаборантки" Лидии Осиповой (Олимпиады Поляковой - необычайно эмоционально-живое и объективное отражение событий) и обширные мемуары Веры Александровны Пирожковой "Потерянное поколение".
Обе женщины происходят из потомственных семей русской интеллигенции, всегда симпатизировавших белым, обе ненавидят сталинскую тиранию, и тем не менее, обе не без сильных сомнений выбирают путь коллаборационизма. Но за этот выбор их никак нельзя упрекнуть, слишком много аргументов и убедительных обстоятельств заставляют его сделать. Ознакомиться с этими обстоятельствами можно на сайте - http://pavlovsk-spb.ru/okkupatsiya/%D0%BF%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D0%BE%D0%BA%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F.html
Обратил бы внимание на некоторые из этих обстоятельств:

"<...>Когда мы полностью осознали, что находимся в состоянии войны, мы поняли, что Псков очень скоро будет занят немецкими войсками. В боевую силу Красной армии мы не очень верили, кроме того, знали, что многие солдаты сражаться за коммунистов не хотели. Армия состояла в своем большинстве из сыновей крестьян, переживших совсем не так давно страшную коллективизацию. Все они потеряли родных и близких, умерших ужасной голодной смертью. Многие не хотели воевать. Я видела сама, как красноармейцы бросали винтовки, а женщины тут же совали им в руки какое-то гражданское одеяние, рубаху, брюки, и они со свертком под мышкой исчезали в толпе."

- Вот кстати свидетельство того, что вначале войны среди широких масс населения, особенно в провинции, господствовал антисоветский настрой и Гитлеру всё-таки надо было умудриться, чтобы заставить русское население вынудить воевать за Сталина.

"Своё" население для Сталина было расходным материалом:

"Это было перед самой оккупацией. А так город бомбардировкой или обстрелом никто особенно не тревожил. Но началось другое: отряды советских поджигателей – мы и не знали, что на случай войны организованы такие отряды, – ходили по городу и поджигали здания. Делали они это довольно неорганизованно, без видимого плана. Жилые дома, к счастью, не поджигали, но жаркая и сухая погода создавала опасность, что от искр, летящих от горящих зданий, загорятся и старые деревянные дома, в которых жили люди. Зачем-то эти отряды сожгли замечательно красивое, ажурное здание бывшего реального училища, где мой отец так долго преподавал. Мой отец стоял и с грустью смотрел, как горело и рушилось здание. Пожаров, конечно, никто не тушил.
Самое ужасное было, что сожгли политическую тюрьму вместе с заключенными. Близко живущие слышали отчаянные крики горевших живьем или задыхавшихся в дыму людей. Но никто не отважился что-либо предпринять. Для нас настал опасный момент, когда подожгли находившийся недалеко от дома, где мы жили, спиртоводочный завод. С громким треском взрывались бочки со спиртом и огромные искры неслись во все стороны. Жильцы дома начали уже выносить более ценные вещи во двор. Но все обошлось: наш дом не загорелся. Хотели взорвать электрическую станцию, но директор предотвратил взрыв, за что его в последний момент расстреляли. Так он своей жизнью спас городу воду и свет, так как строить во время войны новую станцию для населения немцы, конечно, не стали бы, да и не могли бы."

Массовая сдача в плен:

"Мне рассказывал один сдавшийся в плен, – о нем речь будет позже, – что он и с ним 300 советских солдат сдались в плен одному немецкому солдату. Они залегли в стороне, когда армия отступала, тогда как немцы думали, что отступили все, и один солдат просто пошел посмотреть местность, когда из кустов перед ним стали вставать триста человек. Он сейчас же поднял руки, готовый сдаться: не воевать же одному против трехсот! Но эти последние положили оружие, и он их гордо повел в плен. Конечно, все они хотели воевать против Сталина, но… некоторые из них умерли в плену, другие, как мой знакомый, хотя и были выпущены, но воевать против Сталина им не пришлось".

Трезвая оценка В. Пирожковой причин русского народного бессилия, которое так устойчиво сохраняется и по наши дни. Таков результат террористической селекции по созданию "нового советского народа", т.е.послушных и безвольных людей. Увы, сталинская популяция безвольных конформистов преобладает и по сю пору:

"Мне помнится разговор с немолодым немецким офицером на улице в Пскове. Он спросил меня, как пройти на какую-то улицу. Я объяснила. Затем он спросил: «Восстанет ли народ теперь, когда началась война, против коммунистической диктатуры?». Я ответила: «Нет». Он: «Но мы на это надеемся». Я: «Напрасно надеетесь». Он: «Так, значит, народ доволен режимом?». Я: «Нет, большинство режим ненавидит, но все безумно запуганы. Неужели вы не понимаете, что при такой диктатуре восстаний не бывает? Но можно разложить советскую армию, она не будет сражаться, но только в том случае, если люди будут уверены, что война ведется против коммунизма, а не против народа и России». Он задумчиво посмотрел на меня. Затем дал мне свою визитную карточку. Это был полковник, граф, фамилию я его забыла, а карточку потеряла во время многих бегств. Но немецкие аристократы влияния на Гитлера не имели."

Tags: воспоминания и мемуары
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Сегодня, 20 октября, исполняется ровно год со дня кончины ветерана русского патриотического направления Владимира Николаевича Осипова. Вечная…

  • В этот день 12 лет назад

    Этот пост был опубликован 12 лет назад!

  • Дневник обозревателя

    Подведём теперь итоги. Мнения различные медиа-ресурсов по узбекскому проекту. Подборка ТК Тайная канцелярия -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment