garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Categories:

"Император Михаил"

(mne-skuchno_ru)574-02


"Император Михаил" как мистический предшественник современного русского национализма.

Из Википедии: «Михаил Александрович (сын Александра III) (22 ноября (4 декабря) 1878 — 13 июня 1918) — великий князь, четвёртый сын императора Александра III, де-факто последний российский император Михаил II».

Это утверждение выглядит несколько эпатажно и фантастично, однако попробуем разобраться. Речь идёт об одном чудике-заключённом Викторе Алексеевиче Белове, которого арестовали в апреле 1945г. по одному странному (мягко будет сказано) делу по созданию в одной спецавтобазе (Наркомнефти –вообще-то символично!) Москвы (расположенной совсем недалеко от Кремля) монархической организации, готовившей свержение Не-легитимного сталинского режима и возвращения России на свой исконно исторический путь, однако в специфической интерпретации, как понимали его русские люди второго советско-сталинского поколения. Вся организация состояла из слесарей и шоферов, которых, объявивший себя императором Михаилом Виктор Белов назначил будущими министрами, генералами и прочими графами. Долго эта подпольная организация не просуществовала, и была скоро выдана органам одной бдительной конторщицей-комсомолкой. Дальше пересказывать не стоит, вся эта фантасмагория очень точно описана А. Солженицыным в 1-ой части Архипелага, которому пришлось некоторое время побывать вместе с "императором" в одной камере.
Первые впечатления от встречи с народным "императором" описывает очень красочно:

"У дверей стоял новичок: худощавый, молодой, в простеньком
синем костюме и синей кепке. Вещей у него не было никаких. Он озирался
растерянно.
-- Какой номер камеры? -- спросил он тревожно.
-- Пятьдесят третий.
Он вздрогнул.
-- С воли? -- спросили мы.
-- Не-ет... -- страдальчески мотнул он головой.
-- А когда арестован?
-- Вчера утром.
Мы расхохотались. У него было простоватое, очень мягкое лицо, брови
почти совсем белые.
-- А за что?
(Это -- нечестный вопрос, на него нельзя ждать ответа.)
-- Да не знаю... Так, пустяки...
Так все и отвечают, все сидят за пустяки. И особенно пустяком кажется
дело самому подследственному.
-- Ну, всё же?
-- Я... воззвание написал. К русскому народу.
-- Что-о??? (Таких "пустяков" мы еще не встречали!)"

Хочу особо оговориться, что всё описанное про этого императора сущая правда. Ещё задолго до "Архипелага" я слышал всю эту фантастическую историю лично от одного "бытовичка" в Мордовии в начале 60-х годов прошлого века, который прибыл на 17л/о из какой-то спецпсихбольницы, но тогда она мне показалась занятной выдумкой. К сожалению, никто из историков до сего времени не попытался выяснить дальнейшую судьбу "императора Михаила", не сделал этого и Солженицын, хотя и мог. По-видимому этот интересный русский правдоискатель погиб где-то в спецпсихушках...
Несомненно, что мистический облик простоватого Виктора Белова воспроизводил архетипический образ русского полублаженного "Иванушки-дурачка" из русских сказок или из русских религиозных практик, в которых всегда чтились блаженные простецы и правдоискатели (Лесков "Очарованный странник", "Идиот" Достоевского, Юрий Деточкин из "Берегись автомобиля"). Такие мистические простецы иногда обладают способностью быть медиумом подавленных народных чаяний и подсознательных желаний. Этой мистической восприимчивостью безусловно обладал Виктор, тем более что его простодушная вера в своё императорское предназначение была подтверждена действительно двумя странными явлениями некоего старца, предсказавшему ему почти мессианское будущее спасителя России. Особенно вторичное явление поседевшего пророка, предсказавшего ему мессианское будущее:

«Но мысли его уже были о другом. В 1943 году он был у матери, она стирала
и вышла с вёдрами к колонке. Тут отворилась дверь и вошел в дом незнакомый
дородный старик с белой бородой. Он перекрестился на образ, строго посмотрел
на Белова и сказал: "Здравствуй, Михаил! Благословляет тебя Бог!" "Я -
Виктор" - ответил Белов. "А будешь - Михаил, император святой Руси!" - не
унимался старик. Тут вошла мать и от страху так и осела, расплескав вёдра:
тот самый это был старик, приходивший двадцать семь лет назад, поседевший,
но всё он. "Спаси тебя Бог, Палагея, сохранила сына" - сказал старик. И
уединился с будущим императором, как патриарх полагая его на престол. Он
поведал потрясённому молодому человеку, что в 1953-м сменится власть, и он
будет всероссийским императором (вот почему 53-номер камеры так его
поразил!), а для этого в 1948-м году надо начать собирать силы. Не научил
старик дальше - как же силы собирать, и ушел. А Виктор Алексеевич не
управился спросить.»

– Впрочем, обо всё этом более подробно можно прочесть у Солженицына, я бы обратил внимание на другое, т.е. на "Воззвание к Русскому народу" Императора Михаила, в котором он изложил на своём простецком языке свою программу спасения Русского народа и которая так понравилась слесарям и шоферам, пожелавшими стать приближёнными Его Величества (естественно, вдохновлённые также и будущими высокими постами, которые им обещал в будущем Виктор-император). А главное, рискнувшими на такое, находясь перед самой огнедышащей пастью кремлёвского дракона!
К сожалению, весь текст Манифеста ("Воззвание") Императора Михаила до сего дня не известен и где-то сгинул в архивах Лубянки, однако некоторые важные концептуальные пункты Воззвания сохранились в пересказе Солженицына, и они очень знаковые:

« Следствие передали уже подполковнику, и тот
похохатывал, разбирая воззвание:
- Вот вы тут пишете, ваше величество: "моему министру земледелия дам
указание к первой же весне распустить колхозы"
- но как разделить
инвентарь? У вас тут не разработано... Потом пишете: "усилю жилищное
строительство и расположу каждого по соседству с местом его работы... повышу
зарплату рабочим..."
А из каких шишей, ваше величество? Ведь денежки
придется на станочке печатать? Вы же [займы] отменяете!.. Потом вот: "Кремль
снесу с лица земли."
Но где вы расположите свое собственное правительство?
Например, устроило бы вас здание Большой Лубянки? Не хотите ли походить
осмотреть?..»

- Последнее требование Воззвания-Манифеста Императора Михаила особенно замечательно своей пророческой сутью, которая осознанно постигается только сейчас! Простые русские люди даже под гнётом красного дракона сумели понять (хотя неосознанно и интуитивно), что все их былые святыни и символы ныне поруганной веры и государственности превратились в НИЧТО, т.е. в некие фальшивые миражи заколдованного лже-царства. Разрушить и развеять эти обманные имперские миражи – вот к чему прозорливо призывал Император Всея Руси Михаил. И в этом он был безусловно прав!
Тем не менее, было бы крайне ошибочно обнаруживать в этом требовании «разрушения» поруганного Кремля какое-то проявление нигилистического национал-анархизма типа широпаевщины. Ибо то, что уже поругано и осквернено достойно только одной участи – быть брошенной «в печь огненную». Совсем напротив, истинно народный «Император» не призывает к разрушению основ государственности как таковой, но в иносказательно символическом виде предлагал строительство новой обновлённой государственности, которая бы лишь отбросила от себя уже осквернённую и фальшивую оболочку, но строилась бы на духовном основании исторической монархической традиции, потому что только эта традиция в глубинном подсознании народа всегда представлялась единственной предпосылкой подлинной легитимности. (И где-то в глубинах этого подсознания сохраняется и до сегодняшнего дня.)
Другое дело, что сама эта новая российская государственность по своему практическому значению должна быть иной, т.е. адекватно соответствовать всем требованиям современного нациостроительства и современной правовой государственности. Сам, не сознавая того, народный император предлагал «для спасения России» старую славянофильскую доктрину, сочетающую одновременно твёрдую монархическую власть совместно с широким народным самоуправлением (и другими «демократическими правами») – но основе соборности и «взаимного доверия» (и также «взаимного невмешательства» - своеобразной славянофильской протоконцепции теории "разделения властей").
Иными словами, если додумывать эту славянофильскую доктрину до её логического конца, то по сути дела в своём современном понимании она означала бы ничто иное как русский (т.е. на основе своей традиции) идеал правовой конституционной монархии, которая в различных национальных разновидностях существует в большинстве западноевропейских стран.
Сейчас, как известно, особенно с приближение даты (12 декабря) нелегитимного навязывания фальшивой «конституции» 1993 года, с особой остротой воспринимается в обществе кризис системной нелегитимности. Ни власти, ни оппозиция пока не знают ясных путей выхода из этого кризиса. Власти пытаются латать старую нелегитимную фальшивку нелепыми дополнениями, ещё более усугубляя её нелегитимность. А оппозиция в качестве панацеи предлагает заведомо утопическую идею какого-то «Учредительного собрания», не понимая того, что в разнородном и полу-хаотическом конгломерате россиянского населения отсутствует первооснова всякой элементарной предпосылки легитимности, а именно – ясная идея первичной общности или единства, сакральным (полусветским и полурелигиозным) символом которой всегда был монарх (точнее, монархическая семья). А без этой первоосновы любые игры в "Учредительные собрания" могут закончиться всем хорошо известным февральским апокалипсисом 1917г.
Однако, нельзя сказать, что именно у русского этноса в РФ совсем не имеется никакого - по крайней мере - смутного представления о национально-государственном единстве. Если бы его вовсе не было, то вряд ли бы до сего дня после августа 91г. смог просуществовать уже 22 года нелепый обрубок советской империи РФ, а также вряд ли бы у народного медиума Императора Михаила появилась бы мысль о монархическом «Воззвании к Русскому народу».
Уместно вспомнить также и интересного сторонника «Народной монархии» Ивана Солоневича, который считал монархическую идею в её обновлённом (как бы бонапартистском) понимании необходимым условием национально-освободительной русской идеологии.
Если ныне прозападные идеи национал-демократии являются популярными в условно «средних» протобуржуазных слоях крупных российских городов (Москва, Петербург и др.), то в более широком «общенародном» плане, т.е. с учётом настроений российской глубинки, подверженной известным протекционистским настроениям (а в громадной северной стране они неизбежны) и в своём подсознании сохраняющей монархическое понимание государственной легитимности, монархическая идея могла бы стать важным элементом идеологии современного русского национализма. Наличие в этой идеологии объединяющего (почти «архетипического») символа в виде идеи «народного монарха» могло бы оказаться важным легитимирующим фактором для самых широких слоёв русского, а также (что важно!) и для большинства коренных народностей России.
Идеал конституционной монархии по обновлённому бонапартистскому типу (монарх не только «Божьей милостью», но и как сакрально-символический вождь «всех русских и коренных россиян») мог бы оказаться наиболее привлекательным идеологическим вариантом для установления новых правовых и демократических порядков.
Основы этой подлинно национальной идеологии, хотя и облечённой в «имперские» (безусловно устаревшие ныне) формулировки, были прекрасно разработаны русским националистом Иваном Солоневичем, которые должны быть востребованы и современными русскими националистами:

«Согласно Солоневичу, русский народ - единственный в мире - построил такую государственность, в рамках которой все племена и народы в ней живущие чувствовали себя как минимум наравне с "имперской нацией": если хорошо, то хорошо всем, если плохо - то также всем одинаково.
При этом, по мнению Ивана Лукьяновича, именно идея народной монархии является своего рода идеалом русского государственного устройства. В этом плане он был последователем учения славянофилов, видя наиболее полное и цветущее выражение органического развития русского государства в допетровской Руси, в которой, по его мнению, были свойственны гармоничность, сбалансированность всех элементов народной жизни, а также своеобразный демократизм, заключающейся в своеобразной реальной связи власти с низовыми слоями народа. Здесь же был создан строй, который Солоневич определял как соединение самодержавия и самоуправления, в целом, несовместимое для с западноевропейской точки зрения, не было принципа разделения властей, а доминировали общегосударственные, общенациональные цели и соображения.
После свержения большевиков, именно данная система должна стать самой эффективной и действенной формой управления России. "Никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные откуда бы то ни было извне, - неприменимы для русской государственности, русской национальности, русской культуры". А сама русская мысль может быть русской только в том случае, когда она исходит из русских исторических предпосылок.» (Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/ideas/solonevich.htm)

- Разумеется, некоторые устарелые толкования «принципа разделения властей» здесь можно не принимать во внимание, ибо этот принцип не может быть принят в том единственном варианте как он сложился в конкретно-исторических условиях Зап. Европы, но в разных национально-цивилизационных условиях он может иметь разные модификации. Однако при любых цивилизационных условиях присутствие в общественно-политическом устройстве страны независимой и нейтральной фигуры общенационального монарха всегда будет облегчать построение подлинно правовых отношений и укоренения стабильных демократических начал.
Tags: апокалипсис, кремль, монархия
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Немного по теме: ЭТО ДРУГОЕ. С 25 октября и аж да 25 февраля следующего года вступает в действие указ Мэра о локдауне для тех кому плюс60 лет. Это…

  • Дневник обозревателя

    В каком направлении идёт продолжающийся системный и демографический кризис? - "Россиянство" заменят на концепцию "наличного населения РФ"? -…

  • Дневник обозревателя

    Стоит обратить внимание на интересную публикацию, поднимающую множество вопросов "на засыпку" по так называемой теме "фальсификации истории" и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments