garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Очень поучительные социологические данные в статье Семёна Резниченко "Новые русские православные". Не берусь обсуждать достоверность этих данных, основанных на опросах центра Левады, однако в своём роде они весьма поучительны, особенно для тех кто озабочен проблемой роста русского национального самосознания. http://www.apn.ru/publications/article29372.htm
На основе обнаруженных автором статьи мнимых "парадоксов", он делает вывод о якобы сомнительной "православности" у большинства заявленных верующих, число которых составляет ныне 70-72% всех опрошенных, естественно преимущественно этнически русских людей. Особенно забавляет Резниченко цифра в 55% православных из общего числа, которые как будто бы заявили о своей вере в Бога (других же, видимо, следует считать "православными" атеистами?). Из других "парадоксов" можно отметить несколько поучительное: только 41% верят в рай, но 48% (заметно больше) верят в ад (да уж, это место посерьёзнее!). Вся статья, разумеется, преисполнена духом недоброжелательности и густопсового фарисейства, замешанного на старых обновленческих мифах.
Совершенно определённо можно сказать, что автор статьи, безотносительно к его этнической принадлежности, русским по духу совершенно не является, ибо абсолютно не понимает или же сознательно игнорирует как архетипически-корневые особенности русского народа, так и его изначальный (и очень отличный от всех иных народов, особенно западных) тип русской религиозности. Резниченко в тысячный раз повторяет заблуждения в оценке русского православия Белинского и Бакунина (по своему даже очень религиозного человека). Но особенно Белинского, наивно приложившего (в своём знаменитом "Письме" к Гоголю) к русской религиозности мерки западного рационального человека. А между тем, его оппонент малоросс Н.В.Гоголь, основываясь исключительно на своей художественной интуиции, дал в "Тарасе Бульба" прекрасный образ изначальной русской религиозности. Вот эти легендарные гоголевские "козаки": пьют, гуляют, разбойничают, режут тысячами жидов и поляков, и в то же самое время геройски сражаются за православную "идею", совершают подвиги и самые возвышенные поступки самопожертвования (что собственно и составляет самую суть православия, а вовсе не обряды, посты, "молитвенные правила", и прочие формальные установления).
Чтобы не углубляться в эту сложную тему, следует просто обратить внимание на самые ранние свидетельства о славянах-антах византийского историка Прокопия Кесарийского или самую первую песнь русского православия м.Илариона "Слово о Законе и Благодати". Русское православие только имеет внешнюю византийскую оболочку обрядового аскетизма и строгой упорядоченности (ортодоксии), но в таинственной глубине оно сохраняет ещё дохристианский религиозный идеал абсолютной свободы и мистического единения с божеством. Издревле славяне отличались особым эстетическим восприятием религиозных истин. Строго говоря, наше религиозное познание никогда не акцентировалось на какую-то "катехизацию", какое-то правильное штудирование и прочие формальности, оно всегда (с послов кн. Владимира в Царьграде) опиралось на прямое эстетическое восприятие всей полноты религиозных истин, явленных в иконах и других сакральных символах.
Русское православие является одной из самых свободных религий мира (что, кстати, и не нравится нашим Разумихиным) и его распространение было самым свободным и мирным во всём европейском мире, несмотря на то, что инициатором введения христианства была сама Верховная власть. Так, например, А.Карпов в своей монографии о "Владимире Святом" рассказывает один интересный эпизод. После принятия христианства в одной области обозлённые язычники стали для своих кровавых жертвоприношений хватать насильно девиц, но возмущённые жители схватили и привели этих изуверов к княжескому наместнику, однако местные власти не решились сами (!) наказать жрецов, но передали их для наказания тем жителям, у которых были похищены жертвы.
Вывод Карпова однозначен: "Княжеская власть, кажется, совершенно не использовала силу для того, чтобы утвердить в славянском обществе новые христианские нормы". Как же распространялось христианство на Руси? - В основном, путём религиозно-эстетического просвещения. Одно только храмостроительство привлекало намного больше обращённых, чем множество правильных проповедников и учителей. Да, и сам образ первого христианского князя, Крестителя Руси, Владимира Красное Солнышко красноречиво свидетельствует о важнейших интенциях русской религиозности, стремление её к почти литургическому единению (народная память о всенародных пирах кн. Владимира) власти и народа. Образ кн. Владимира не случайно глубоко врезался в народную память (перешёл в фольклор, в былины), потому что в согласии с типом русской религиозности этот князь символизировал идеального правителя народа неискоренимых мистических анархистов, который в своей личности очень адекватно отражал как недостатки, так и великие достоинства своего племени.
Но вряд ли по прошествии многих столетий в этом эстетически-анархическом народе произошли какие-то существенные изменения в его религиозных архетипах, а потому оценивать религиозные особенности русского народа следует не по западным меркам или лукавым цифрам соцопросов, но по тем коренным "началам", которые для наших западников остаются тайной за семью печатями.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments