garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Краткий обзор  воззрений славянофилов (отцов-основателей русского национализма) на формы государственного правления в России.
Ю.Ф.Самарин:
"Неограниченная власть, единая и народная, действующая во имя всех, идущая во главе нашей цивилизации и совершающая у нас, без ужасов революции, то, что на Западе является результатом войн междоусобных, религиозных смут и общественных переворотов - такова форма правления, которую создал для себя русский народ; она - священное наследство нашей истории,  и мы не хотим другой формы, ибо всякая другая была бы тираниею".

А.С.Хомяков в неопубликованной работе "Записки мировой истории" называл русский народ "народом чисто демократического лада", однако часто именовал себя монархистом, считая монархию исторически обоснованной, но в то же время он как и все славянофилы исключительно одобрительно относился ко всем формам народной (общинной, местной, земской) самоорганизации. Однако признавая важную историческую роль в России  "твёрдых начал", Хомяков как и все славянофилы считал необходимым сочетать их с максимально возможной свободою "мнений", и вообще со свободою частной жизни.


Выражая общее воззрение всех славянофилов Хомяков решительно отрицал за монархией или иной формой власти какое-либо самостоятельное сакральное значение. Любая форма власти может быть легитимной только опираясь на идею народного суверенитета. Так в письме к Ф.И.Тютчеву он прямо упрекал поэта в нападении на эту основополагающую идею эпохи модерна:
"В 1850г., в отзыве на одну из политических статей Ф.И.Тютчева, он писал: "...попеняйте ему за нападение но идею суверенитета народа... Иначе что же 1612 год?" Однако само понятие суверенитета у Хомякова было основанно больше на внутреннем нравственном одобрении народа, а не только на формальных демократических процедурах: "Самое повиновение народа есть акт суверенитета" (в согласии с известным принципом - молчание знак согласия).
 Славянофилы не отрицали разумных политических свобод, но они твёрдо считали, что их достичение должно быть максимально мирным, эволюционным и должно сочетаться с нравственным "перевоспитанием общества". Говоря современным языком реальный уровень свободы должен адекватно сочетаться с уровнем общественного правосознания. В противном случае, свобода превращается в предпосылку анархии и смуты, как это и произошло во времена Первой перестройки.

Близкий друг и сподвижник Хомякова А.И.Кошелев  следующим образом характеризует воззрения гл. идеолога славянофильства на проблему свободы и формы правления:
"Он был душою предан свободе, всегда имел её в виду и крепко за неё ратовал, и вместе с тем он отстаивал самодержавие. Многим казались такие его речи софизмами; а между тем тут, в его понятиях, не было ничего противоречащего. Хомяков пуще всего ненавидел ложь, а именно такою представлялась ему всякая западноевропейская конституция, переложенная на нашу почву. Он был глубоко убеждён... что у нас должна быть иная, более полная, более человечная свобода, и иная, более сильная, более действительная власть; и что мы сумеем согласовать самодержавие с широкою гласностью и со всенародным представительством".

Следует заметить, что А.С.Хомяков ненавидел не только ложь, но и насилие, если оно не имеет необходимых моральных и исторических предпосылок. В молодости, будучи близко знакомым с декабристами, часто присутствовал на собраниях будущих заговощиков (так как он служил в одном полку со многими заговорщиками и почти несомненно знал о их будущих планах). По воспоминаниям П.И. Бартенёва на этих собраниях Хомяков всегда оспаривал саму идею военного переворота, считая её губительной:
Однажды, поздним осенним вечером, по этому предмету у него был жаркий спор с Рылеевым. Смысл слов молодого офицера был таков: "Вы хотите военной революции. Но что такое войско? Это собрание людей, которых народ вооружил на свой счёт и которым он поручил защищать себя. Какая же тут будет правда, если эти люди, в противность своему назначению, станут распоряжаться народом по произволу и сделаются выше его?" Рассерженный Рылеев убежал с вечера домой. Князю Одоевскому этот противник революции надоедал, уверяя его, что он вовсе не либерал и только хочет заменить единодержавие тиранством вооружённого меньшинства".

В целом же государственные формы и вообще государственные устои в славянофильской идеологии никогда не были "священной коровой", как известно воззрения Константина Аксакова были даже близки анархизму и Бакунин, тесно общавшийся с славянофилами, считал его своим учителем. Некоторые из славянофилов, как например Пётр Киреевский, и вообще не принавали за самодержавием никакой ценности и были близки к самым радикальным демократом.
Пётр Киреевский: "Говорят, что не может быть народа без единого, самовластного правителя; как стадо не может быть без пастуха, но пастух над стадом - человек; он по самому естеству выше стада, а потому и законный его правитель... Не ясно ли, что это уподобление ложно? И кто же, кроме Бога, во столько выше человекапо самому естеству своему, во сколько человек выше стада животных? Чтобы человеку стать на это место, нужно -  либо ему возвыситься до Бога, либо народу унизиться на степень животных".  Повидимому, идеалом Петра Киреевского была теократическая республика.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments