November 12th, 2021

идущий слон

Дневник обозревателя

Трудно не сказать несколько слов о 200-летнем юбилее Ф.М. Достоевского.
Однако, сказать без юбилейного многословия и повторения разных известных банальностей. По теме творчества Достоевского написаны горы книг как у нас, так и в мире, и сказать что-нибудь новое вряд ли возможно, а потому лучше ограничюсь несколькими цитатами.

Как ни странно, интересную и предельно сжатую оценку его творчества нашёл на сайте - https://www.mk.ru/culture/2021/11/10/200-let-odinochestva-dostoevskogo-eto-o-vechnom-i-o-proklyatom.html

"В 17 лет Федор Михайлович написал брату: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать». И он был верен этой идее, этой цели до самого конца. Мережковский скажет: Толстой — тайновидец плоти, Достоевский — тайновидец духа. Хорошее слово — «тайновидец», но в целом это упрощение, конечно. Его, к слову, прекрасно разобрал Томас Манн. Достоевский — тайновидец человека в целом, его как божественной, так и дьявольской стороны. И он, как великий художник, исследовал ее сам, опустившись на самое дно ада, а после возвысившись. И да, раз мы уж вспомнили двух гениев, то напомню известную, пусть и весьма спорную фразу: Толстой шел от божественного к дьявольскому, Достоевский — от дьявольского к божественному."

Немного цитат из самого Достоевского о загадке человеческой души:
("Записки из подполья")
"Есть в воспоминаниях всякого человека такие вещи, которые он открывает не всем, а разве только друзьям. Есть и такие, которые он и друзьям не откроет, а разве только себе самому, да и то под секретом.
Но есть, наконец, и такие, которые даже и себе человек открывать боится, и таких вещей у всякого порядочного человека довольно-таки накопится. То есть даже так: чем более он порядочный человек, тем более у него их есть. Разве сознающий человек может сколько-нибудь себя уважать?"

„Достоевский, — единственный психолог, у которого я мог кое-чему поучиться.“ — Фридрих Вильгельм Ницше

Но он же, - не под влиянием ли Достоевского?,- высказался однажды таким образом: «У злых людей нет песен. А почему же у русских есть песни?»

Что его могло пугать в Достоевском? Может быть, ответ следует искать в книге Ницше:«Рождение трагедии из духа музыки».
Вероятно, его пугала необузданная дионисийская стихия, как будто бы преобладающая в романах Достоевского над формообразующим и рациональным аполлоновским началом.
"Две бездны", открывающиеся в творчестве Достоевского слишком амбивалентны, слишком размыты границы между ними. - Это было невыносимо даже для Ф.Ницше.

PS:
Впрочем, по теме Ницше о России можно посмотреть здесь: https://koppel.pro/diary/nicshe-u-zlykh-lyudey-net-pesen-pochemu-zhe-u-russkikh-est-pesni-10815