October 28th, 2016

корабль

Дневник обозревателя

Интересный в своём роде критический пост о Пушкине выложил в своём блоге Галковский. http://galkovsky.livejournal.com/261986.html

Разумеется, что многих "канонических" фанатов русской культуры несколько покоробит легкомысленный и однобокий уклон в "развенчании" кумира русской культуры. Кажется, подобную эпатажность к "Пушкину" (скорее как к мифической фигуре) в своё время проявлял А. Синявский.
Такой подход имеет свои резоны, хотя они нисколько не могут поколебать авторитет национального гения. Об этом где то хорошо высказался и сам Пушкин - недостатки и пороки гения это не те пороки о которых думает пошлый обыватель, желая уравнять себя с гением хотя бы на такой пошлой почве.
Тем не менее, своя доля истины в критицизме Галковского имеется, хотя бы по принципу - "не возведи себе кумира" (даже и из национальных гениев).
Дурное влияние чрезмерного французского влияния на формирование русской светской культуры Галковский подметил верно. Вредность этого влияния выразилась в том, что морально легкомысленная, хотя и блестящая французская культура была слишком серьёзно воспринята русской элитой ("образованным сословием"). Отсюда, по-видимому и пошла в русской интеллигенции так называемая "всемирная отзывчивость" и безразмерная широта "всечеловечности", столь воспетая Достоевским в "Пушкинской речи".
Однако Галковский всё же проявляет чрезмерную односторонность, не замечая такого важного слоя русской элиты как "славянофилы", т.е. "Хомяков и другие": Аксаковы, Киреевские, Самарины, Гильфердинг, Вл. Даль и многие другие. Этот слой как по собственному признанию, так и по свидетельству Герцена, в основном ориентировался на германскую культуру, которая представлялась им значительно более основательнее и "метафизичнее".
Даже если брать с точки зрения чисто ходячих русских вопросов: "кто виноват?" и "что делать?" - француская культура с её вне-моральной античной традицией ничего ответить не могла, ни в личном, ни в национальном смыслах.
Другое дело германская культура. Особенно германский романтизм был близок славянофилам и вместе с немецкой философией служил хорошим источником для создания своих самобытных культурных мифов. К сожалению, славянофильский слой русской элиты не смог возобладать над условным "французским" влиянием и это послужило одной из причин трагического завершения петербургского периода...

В качестве сознательно односторонней, но и по своему характерной иллюстрации обоих (французского и немецкого) влияний на самых знаковых фигур русской культуры приведу добросовестное мнение немецких начальников-воспитателей в виде персональной характеристики двух молодых человек: юного Александра Пушкина и юного Алексея Хомякова.

Первое привожу из поста Гальковского:

"Лично Пушкин был человеком умным, к тому же из-за «креольства» быстро созрел, и к концу учёбы ни в грош не ставил директора Лицея Энгельгардта. Энгельгардт дал следующую письменную характеристику почти 16-летнему Пушкину:

Collapse )
корабль

Дневник обозревателя

Просто хорошая вечерняя музыка:



Вообще то рассказ о Тристане и Изольде по средневековому ужасно романтический и с соответственным этому ужасным концом. Если кому интересно либретто оперы, то Вики - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD_%D0%B8_%D0%98%D0%B7%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B0_(%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0)
Но можно дать и иное истолкование вагнеровской увертюры...
корабль

Дневник обозревателя

Оригинал взят у rigort в Новый взгляд на политическое наследие Андрея Жданова

Сталин в политике всегда оставался холодным прагматиком. Когда для достижения одной политической цели, которую он сам же для себя и формулировал, было необходимо подымать политический вес русского народа, он это делал. Когда же ему казалось, что пришло время делать обратное, поступал иначе. Не уяснив этой истины, нам никогда не понять действительных пружин «ленинградского дела»…

Сегодня, к сожалению, можно только гадать о том, сознательно Жданов с приходом в Кремль начал выдвигать в руководящее звено партии и государства этнически русские кадры или это были интуитивные, основанные на проявлении национального самосознания действия, которые подтолкнул сам Сталин своим «коренным поворотом» в национальном вопросе прочь от ленинских интенций и исторической школы Покровского. Документов тех лет, которые подтверждали бы эту догадку, в архивах не осталось.

Остались только позднейшие мемуарные воспоминания Н. Хрущёва о том, что с момента переезда в Кремль Жданов в кратких разговорах с ним в 1930–1940-х годах постоянно возвращался к теме, что русский народ в Советском Союзе незаслуженно обойдён в своём социальном и материальном положении.

Остаётся, однако, фактом, что с 1934 года Жданов начинает настойчиво выдвигать наверх русские кадры. И тенденция эта была настолько явственной, что биограф Жданова Алексей Волынец в своих позднейших публикациях прямо называет эту тенденцию «аппаратной революцией Жданова».


1-2-38.jpg
Владимир Кузнечевский. Сталин и «русский вопрос» в политической истории Советского Союза. 1931–1953 гг. – М.: Центрполиграф, 2016. – 288 с. – 2500 экз.

В 1935 году он «вытаскивает» из Сталино (ныне Донецк) руководителя группы планирования и учёта Комиссии советского контроля при СНК СССР 30-летнего Н.А. Вознесенского и ставит его во главу Ленинградской городской плановой комиссии, а потом делает его заместителем председателя горисполкома Ленинграда.
Collapse )