January 7th, 2016

идущий слон

Ex oriente lux

108411295

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему… Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. Они, выслушав царя, пошли. И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец. Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну.

корабль

Три мага - посланцы пророка Заратуштры

541775035

А.С. Хомяков о пророке Заратустре как великом предшественнике ("Предтечи") Спасителя мира, родившегося под Вифлеемской звездой.

Нет ни малейшего сомнения, что три мага, ведомые Промыслом Божием к Родившемуся Младенцу были приверженцами зороастрийского Учителя и великого религиозного Реформатора. По сути дела, пророк Заратустра был Предтечей Христа подобно Иоанну Крестителю. Да и сам Иоанн Предтеча по мнению многих исследователей находился под значительным влиянием учения иранских огнепоклонников через посредство ессеев: http://www.e-reading.club/bookreader.php/48950/Romanov_-_Zoroastrizm_i_Hristianstvo.html
"Я сошлюсь теперь на официальный "Журнал Московской патриархии" (#8, 1958 г.), в котором епископом Смоленский и Дрогобужский Михаил (Чуб) после ознакомления с первыми публикациями Кумрана в статье "Иоанн Креститель и община Кумрана" писал, что священник Захария, если сам и не был ессеем, то во всяком случае был хорошо знаком с их доктринами и гимнами. Епископ Михаил Чуб отмечает, что в среде ессеев священники пользовались большим уважением и что некоторые ессеи представительствовали в официальных собраниях Иудеи и синедрионе. Далее в этой статье отмечено, что, видимо, Иоанн рано остался без родителей и, возможно, ессеи взяли его как воспитанника, - об этом можно судить по Евангелию Луки, где он говорит, что "младенец подрастал и укреплялся Духом; и был он в пустыне до дней явления своего Израилю" (Лк.1.80). А.Мень в т.VI "Истории религии"".
Мнение А. Меня ещё более определённо: http://zoroastrian.ru/node/1580
"Во всем внебиблейском мире один Заратустра, хотя и принял теорию дуализма (? - Хомяков считал его единобожником), все же отверг его пессимистический характер. Его живая вера в Бога открыла ему грядущую победу Добра. Старый арийский миф о вселенском пожаре превратился у него в конечное торжество Мазды. Здесь он снова приближается к Библии, к ее эсхатологии. Заратустра был убежден, что рано или поздно дэвы, сеющие в мире зло, будут посрамлены, а все люди, служившие Мазде мыслью, словом и делом, получат награду в Царстве Божием.

Тогда, о Мазда, Твое Царство
Будет дано вместе с Благой Мыслью
Тем, кто предаст Друджа в руки Арты,
о Ахура.
(Ясна 30, 8)"

Теперь небольшой эксклюзив из мыслей А.С. Хомякова:

"светлый магизм Зендавесты, в котором слышен какой‑то отзвук Библии и какое‑то предчувствие Нового Завета"

Уверенность Хомякова в единобожии учения Заратустры:

"Дуализм мною исключен из этих главных разрядов по следующей причине. Он делится на два направления: дуализм, заключающий в себе идею полярности мирной и производящей, и дуализм, содержащий в себе борьбу начал, противоположных по их нравственному характеру. Представителю зла никогда не поклонялись, и поэтому религии, в которых развито коренное понятие о злом начале, носят печать двойственности (дуализма), а не двубожия (дуофеизм). Иранец признает Ангро–Манью и Агура–Маздао, но поклоняется только последнему и надеется на его окончательную победу: он единобожник". 

Суть духовной религии по Хомякову:

"Характер религии духовной есть строгое и гордое отчуждение от вещественности, легко переходящее в фанатизм, но возвышающее и очищающее душу от чувственных склонностей."

Где больше проявления чисто духовного, там меньше значения придаётся внешней "вещественной" (обрядовой) стороне религиозности:

"Иранизм оставил нам Зендавесту и песни еврейских пророков и даже Вед, хотя никогда в Индии начало нравственно–духовное не развивалось вполне. Но везде, где он освобождался от примеси и близкого влияния кушитского, он освобождался от страсти к рукозданным памятникам и очищался мало–помалу от пороков, зарожденных борьбою".

Collapse )