February 24th, 2015

корабль

Дневник обозревателя

Из блогосферы узнал о кончине историка Александра Владимировича Островского. - http://www.vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/2670810.htm
Хотя как историк А. Островский был несколько лево-просоветских взглядов, но его монография о трагической странице нашей новейшей истории - Перевороте 1993 года заслуживает внимания и похвалы. ("Расстрел Белого дома", М.2008г.)
А. Островский сумел собрать весь доступный материал, хотя многое естественно осталось за пределами возможного. Подноготная этого злодеяния как у нас, так и на Западе находится под самым жёстким запретом, что и понятно. Нынешний компрадорско-сырьевой режим является совместным проектом "проклятого" Запада и чекистско-советской номенклатуры. Только теперь этот проект вступил в стадию своего распада...
Как историк, но и как публицист, А. Островский исследовал некоторые проблемные моменты жизни Солженицына. Исследование интересное, хотя и не без пристрастия. - http://publ.lib.ru/ARCHIVES/O/OSTROVSKIY_Aleksandr_Vladimirovich/_Ostrovskiy_A.V..html
Конкретно - "Прощание с мифом" (развенчание диссидентского мифа о Солженицыне) - http://publ.lib.ru/ARCHIVES/O/OSTROVSKIY_Aleksandr_Vladimirovich/_Ostrovskiy_A.V..html#004
Collapse )
корабль

Дневник обозревателя

- Однако, несмотря на все репрессии и запугивания, пророссийские (или новороссийские) силы сохраняют свой потенциал. Нет ничего удивительного в том, что Киев очень боится настоящего перемирия, в силу того что ни одной мирной проблемы решить он не в состоянии, да и полноценные настоящие репрессии осуществить не может по причине внутренней слабости государства. Напрасно некоторые троллят тему киевского "фашизма". Всякая настоящая диктатура, тем более фашизм, отличается твёрдым порядком и централизацией, но реальный режим в Киеве скорее можно обозначить термином анархо-шовинизм и не более того. Претензий много, но ресурсов никаких.


Оригинал взят у novorosinform в Репортаж с одесского шествия Антимайдана на 23 февраля

По приблизительным подсчетам в марше города Одессы "Антимайдан" приняло участие около 10 тысяч человек. Колонна растянулась почти на 2 км. В то время как голова колонны подходила к парку Тараса Шевченко, хвост находился почти в начале марша.


Люди шли под плакатами: «Одесса -- город герой», «Слава Одессе», «Мы - не янки, мы - славяне наши братья россияне», «Слава «Беркуту», «Слава ветеранам», «Берут» - наши герои», «Одесса, смелее гони Бандеру в шею». Участников шествия охраняли народные дружины.


Отметим, что марш проходил через весь центр города к Аллее славы, где состоялся митинг и возложение цветов на могилы героев Великой Отечественной войны. При этом как отметил на митинге руководитель организации «Сопротивление» Ростислав Барда, «вчера жители Ильичевска смогли дать отпор атакующим памятник Ленину и сегодня приехали в Одессу. чтобы принять участие в марше». «Мы должны заставить всех считаться с мнением Юго-Востока», - сказал Барда. Они попросил воздержаться от силовых действий, поскольку «мы пришли на мирное шествие, мы не вооружены, а у них есть оружие». Для обеспечения безопасности женщин и пожилых людей поставили в центр колоны, а по бокам колонны идут народные дружины.



корабль

Дневник обозревателя

Ещё одно откровение Стрелкова - http://vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_48459
"24.02.15. Интервью Игоря Ивановича Стрелкова крупнейшему сербскому еженедельнику "Печат"."

Из этих стрелковских речений (кстати говоря, и сейчас не следует принимать их за чистую монету, но лишь как информацию к сведению) выделил бы одни важный и актуальный момент:

"Дело в том, что украинское командование полагало (искренне в это верю), что мы останемся в Славянске дожидаться смерти. Я преднамеренно создал у них эту иллюзию, в том числе с помощью собственных заявлений и отвлекающих маневров, а сам постоянно работал над укреплением морального духа моих бойцов и подведением подкреплений в Славянск, хотя он тогда уже находился в полукольце.

Так же думали и команды, которые возвеличили значение Славянска как некоего знамени — что мы будем там сражаться до самого конца, и они неправильно воспринимали и оценивали меня. Меня считали этаким хладнокровным белогвардейцем, а белогвардейца традиционно представляли себе как кого-то, кто безрассудно ищет гибели. Но я же не белогвардеец, в самом деле, хотя и не отрицаю своей приверженности определённой идеологии и глубокого почтения к тем людям, которые сражались в Гражданской войне 1917 — 1921 гг.

Я же всё-таки офицер, офицер ФСБ, и чин полковника получил не за красивые глаза. Конечно, у меня были определённые успехи, умения, навыки, которые позволили мне служить в органах безопасности, в частности, принимать участие в борьбе с терроризмом.
Поэтому, естественно, я не желал потерять наиболее боеспособную часть армии Новороссии — м наиболее многочисленную в тот период — и, безусловно, как Командующий, я отвечал за жизнь своих людей. Я не мог допустить истребления своей бригады. А те, кто имел определенное представление о ситуации, были шокированы, когда мы вышли."

Collapse )