September 25th, 2014

корабль

Дневник обозревателя

im578x383-byc8vujiaaau1wm
Игорь Иванович Стрелков с котом и в тапках.

Увы, грустит и скучает, подлая шестая колонна оторвала от его любимого призвания. Теперь никакого драйва, сиди с котом в интернете да пиши сказки для детей. Скучища.
Как же всё же многообразен и удивителен мир, сколько типов людей и личностей с самыми разнообразными наклонностями и призваниями. Но тип личности Стрелкова особенно интересен и многозначителен (но и многозначен).
Например, вот это качество его личности - "для кого война, а для кого и мать родна" (- в самом хорошем смысле слова и без всякой иронии). Причём, особо следует заметить, что это качество ярко проявилось в русском и (как кажется) довольно мечтательном и внешне мягком человеке, а не в каком-нибудь свирепом чеченце или арабском абреке-фанатике.
Как это понять или истолковать? - Почему такая вопиющая несообразность, но в то же время она интуитивно понятна и даже близка и симпатична (впрочем, тоже лишь определённому типу людей).
Collapse )
корабль

О срывании шевронов с надписью НОВОРОССИЯ

Оригинал взят у karpets в О срывании шевронов с надписью НОВОРОССИЯ
Оригинал взят у mila_pavlova в О срывании шевронов с надписью НОВОРОССИЯ
Оригинал взят у russlink в Заявление Алексея Мозгового
Originally posted by nikolay_istomin at МОЛНИЯ! Заявление Алексея Мозгового! Срочно распространить
с учетом часовой разницы... кто-то не заметил... повторяю важный пост

http://nikolay-istomin.livejournal.com/3473910.html

дубль заявления под катом
видео пока нет
Collapse )

корабль

Дневник обозревателя

Правда, я бы несколько иначе посмотрел на сказочный образ Ивана-дурака, который также неразрывно взаимосвязан и со своей ипостасью Иван-царевичем. Совместно, они в каком-то амбивалентном сочетании составляют архетип пра-русского "культурного героя", определяющего своими сказочными чертами и подвигами все последующие подсознательные идеалы и нравственные понятия русского народа уже в его взрослом или историческом измерении.


Оригинал взят у aquilaaquilonis в Иван-дурак как образ арийской жреческой касты

В другом типе сказок, где также нередко фигурируют три брата, причём младший – дурак (ср. сказку об Иване-дураке, Емеле-дураке и под.), намечаются даже некоторые существенные признаки каждого из братьев, имплицирующие, вероятно, и различия в царствах и соответственно – в социальных функциях в дюмезилевском понимании их. Иногда в этом типе сказок указывается (чаще косвенно), что старший брат пахал землю, а средний пас скот. О занятиях Ивана-дурака, строго говоря, обычно ничего не сообщается, кроме того, что он вообще ничего не делает (лежит на печи и плюёт в потолок). Действительно, с точки зрения сознания, принадлежащего производителям конкретных материальных благ (старший и младший братья, соответственно земледельцы и скотоводы), Иван-дурак ничего не делает, более того, часто он даже не в состоянии сохранить status quo, нечто упускает, и именно за это (а не силу природного коварства, как в сказках типа № 301) братья собираются наказать его. Тем не менее ничегонеделанье (far niente) младшего брата приносит наибольший из возможных успехов: он побеждает противника, женится на царской дочери, получает и богатство и царство, т.е. достигает того, что является прерогативой и привилегией других функций – производительной и военной. Уже на этом этапе анализа уместно предположить, что Иван-дурак воплощает первую функцию – магико-юридическую, строго говоря, связанную не с делом, а со словом (и мыслью). В самом деле, Иван-дурак единственный из братьев, кто говорит (двое других всегда молчат, и в этом смысле они статисты в сказочном сценарии). Но есть и целый ряд других мотивов, которые могут рассматриваться как позитивное доказательство принадлежности Ивана-дурака к сфере, определяемой первой функцией. Так, он не только говорит, но и предсказывает будущее и толкует то, что непонятно его братьям; по-видимому, эти предсказания и толкования идут вразрез с ожидаемым: они неожиданно парадоксальны и всегда направлены против «здравого смысла», как, впрочем, и его поступки. Иван-дурак загадывает и отгадывает загадки, т.е. делает то, чем занимается жрец. Если вспомнить, что Иван-дурак связан с некоей критической ситуацией, завершаемой праздником (победа над врагом и женитьба), что существует особый мотив, соотносящий Ивана-дурака (как трансформацию «первого человека») с деревом, в ветвях которого он пасёт своего коня (развитие темы мирового дерева, ср. Yggdrasil Одина и т.п.), то оказывается, что пласт ассоциаций, объединяющих младшего брата русской сказки с первым жрецом в ритуале, совершенно бесспорен, и лишь по странной невнимательности был незамечен до сих пор. (Прим.: Ещё одна характерная деталь в связи с воплощением первой функции в образе Ивана-дурака – он поэт, подчёркивается его пение, его умение играть на чудесной дудочке или гуслях-самогудах (ср. Афанасьев № 238 и др.), благодаря чему он приобретает богатства. Наконец, ещё одно исключительно важное обстоятельство: Иван-дурак говорит не так, как остальные; в его речи, помимо загадок, прибауток, шуток, отмечены фрагменты, где нарушаются или фонетические, или семантические («бессмыслицы», «нелепицы», «небывальщины») принципы обычной речи, или даже нечто напоминающее заумь. В этом смысле Иван-дурак носитель той разновидности древней поэтической речи, которая связана с нарочитой деформацией её (ср. средневековый ирландский berla etarscartha «разъединённый язык» с разными способами рассечения [ср. ирл. dichned, собств. – «обезглавливание»] и растягивания слов; vakrokti [букв. «изогнутое выражение»], «двусмысленную речь» авторов старых санскритских поэтик; motz romputz [Peire d’Alvernha II, 33] провансальской поэзии, ср. entrebrescar los motz и т.п.), в частности, может быть, с принципом анаграммирования как важнейшим приёмом древней поэзии.) В свете сказанного не должно, видимо, вызывать сомнений предложение видеть в Иване-дураке носителя особых норм жизни, своих правил поведения, «закона», отличающегося от общепринятого, обобщённо-среднего и лишённого благодати свода предписаний.

Авест. Θrita, Θraētaona, др.-инд. Trita и др. и их индоевропейские истоки // В.Н. Топоров. Исследования по этимологии и семантике. Т. 2. Индоевропейские языки и индоевропеистика. Кн. 2. М., 2006. С. 486-487, 499-500

Благодаря Владимиру Николаевичу Топорову – достойному наследнику Ивана-дурака и одному из лучших индоевропеистов ХХ века – в дураках остаются все, пытающиеся при помощи сказочного образа Ивана-дурака троллить русских.