garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя


Прошедший недавно в блогосфере опрос по теме:
Опрос «Я - русский. Что это означает»  показал, с одной стороны, большой интерес к вопросу национальной самоидентификации, но, с другой стороны, высветил немалые трудности в определении основных критериев этой самоидентификации.
Но тут сразу следует определиться, а что такое по своей сути может обозначать сама эта самоидентификация? - Совершенно ни к чему не обязывающее мнение отдельного индивидуума, или же некоторое убеждение, тесно взаимосвязанное с определённым типом поведения и ответственности. О первом, разумеется, не стоит говорить вообще, ибо таких русских, вернее русскоязычных, к сожалению, великое множество, но второй тип самоидентификации заслуживает самого серьёзного внимания. Нельзя, например,  всерьёз считать "русскими" тех отморозков, которые убивали женщин и младенцев в станице Кущевская, равным образом под большим сомнением находится и русскость русскоязычного населения этой станицы, которые являли себя на деле русскоязычным конгломератом отдельных запуганных и безликих индивидуумов (т.е. никак на деле не осознающих своей общности и соответствующих к ней обязательств).  
 
По какому главному критерию потенциально (физически) русский человек способен практически (а не только по самоназванию) причислить себя к своей национальной общности?  Может быть, несколько упрощая эту проблему, следует признать вместо дюжины случайного набора признаков два основных критерия самоидентификации.
Первый критерий - по принципу (говоря терминым А.С.Хомякова) "вещественности" или "крови" (впрочем, классик этого критерия А. Розенберг более точно охарактеризовал его "Мифом 20-ого века"). Этот миф включает в себя все соответствующие вещественные коннотации - кровное родство, расовые и генетические характеристики, этническую патриархальность, твёрдую очерченность и неизменность этнической "личности" и т.д.
Второй критерий - чисто духовный, включающий в себя все сопряжённые ему смыслы - национальную религию, культуру, исторические предания и традицию, менталитет, идеологию в широком смысле слова (т.е. всю совокупность религиозно-нравственных и культурных ценностей).
Совершенно очевидно, что первый критерий абсолютно неприменим к массовому сознанию славянского, а значит и русского этноса, изначально непатриархального, слишком широкого и всевосприимчевого, и даже (здесь можно поспорить со славянофилами)  малосемейственного (например, по проницательным наблюдениям К.Леонтьева). Изначально славяне всегда объединялись по принципу "земли", а не "крови", т.е. кровно-родовой общности (это даже признаёт такой этнонационалист как Севастьянов). В этом плане вполне уместно сказать: "что немцу здорово, то для русского - смерть".
Второй, духовный критерий, который всё же более обобщённо можно назвать  также  идеологическим (Вадим Кожинов, например, считал русских именно идеологиеским народом)  в том или ином религиозном обличье всегда играл важную роль в народном сплочении русского этноса. Однако под идеологией не следует понимать некую конкретную и узкую форму, навязываемую сверху ради выгоды правящей верхушки, но ту совокупность самых коренных идей, которые формируют духовный облик этноса с самых незапамятных доисторических времён. Изначальной русской идеей, дремлющей в коллективном подсознании этноса по мнению А.С.Хомякова было "Иранское (арийское)  учение", которое изложено им в историософском труде "Записки по мировой истории", согласно которому русские были православными задолго до исторического православия. Иными словами, национальный мифотворец А.С. Хомяков резонно считал, что на новом этапе формирования современной русской нации в послеимперский период следует обратиться к новой интерпретации Национального Призвания. Русская нация  "право имеет" не потому, что она должна учиться у Запада, а наоборот, Русские как богоизбранные "брахманы Запада" должны учить его основами истинной "Иранской" Веры, высшим проявлением которой является именно русское христианство.
Разумеется, можно принимать или не принимать эту националистическую историософскую мифологию Хомякова, но невозможно не согласиться с его духовным определением отечества и подлинной русскости, которое он дал в одной своей статье ("Мнение русских об иностранцах"), стр.115 "О старом и новом", М1988г.:

"Часто видим людей русских и, разумеется, принадлежащих к высшему образованию, которые без всякой необходимости оставляют Россию и делаются постоянными жителями чужих краев. Правда, таких выходцев осуждают, и осуждают даже очень строго. Мне кажется, они заслуживают более сожаления, чем осуждения: отечества человек не бросит без необходимости и не изменит ему без сильной страсти; но никакая страсть не движет нашими равнодушными выходцами. Можно сказать, что они не бросают отечества или, лучше, что у них никогда отечества не было. Ведь отечество находится не в географии. Это не та земля, на которой мы живем и родились и которая в ландкартах обводится зеленой или желтой краскою. Отечество также не условная вещь. Это не та земля, к которой я приписан, даже не та, которою я пользуюсь и которая мне давала с детства такие-то или такие-то права и такие-то или такие-то привилегии. Это та страна и тот народ, создавший страну, с которыми срослась вся моя жизнь, все мое духовное существование, вся целость моей человеческой деятельности. Это тот народ, с которым я связан всеми жилами сердца и от которого оторваться не могу, чтобы сердце не изошло кровью и не высохло. Тот, кто бросает отечество в безумии страсти, виновен перед нравственным судом, как всякий преступник, пожертвовавший какою бы то ни было святынею вспышке требования эгоистического. Но разрыв с жизнию, разрыв с прошедшим и раздор с современным лишают нас большей части отечества; и люди, в которых с особенною силою выражается это отчуждение, заслуживают еще более сожаления, чем порицания". 

Иными словами, для А.С.Хомякова отечество и народ это не вещественная наличность, не сумма каких-то случайных признаков, но по его собственным словам - "духовная сущность". Однако интерпретация этой духовной сущности может быть различной, ибо каждая новая эпоха неизбежно вносит свои коррективы и дополнения

Тэги: Русский вопрос, проблема самоидентификации
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Интересная статья на дзене: Знаки Рюриковичей, знак сокола. Урдхва-Пундра, знак, возрастом в три тысячелетия. -…

  • В этот день 4 года назад

    Этот пост был опубликован 4 года назад!

  • Дневник обозревателя

    Немного юмора (наверное немного красно-чёрного). Что побудило вспомнить такую махровую древность - воспоминания детства в пионерлагере, навеянные…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments