garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Categories:

Общество будущего

Давно уже у нас ведутся разговоры о том, каким должно было бы быть наше "общество будущего".
С самых разных сторон (с правой, левой, центристской и т.д.) предлагаются разные варианты и версии этого прекрасного будущего. На слуху много хороших и разных предложений: нам нужные "независимые суды", или нам нужны настоящие "честные выборы", нам нужны благоустроенная социал-демократия "как в Швеции", или нам нужны одновременно традиционные ценности и всеобщее социальное и гражданское равенство. И т.д. и тому подобное.
Но никто из наших национальных футурологов пока не обнажает самый глубокий нерв наших наших современных проблем - нам нужна настоящая и полноценная правящая и культурная аристократия, нам нужна каста кшатриев и брахманов, нам нужна полноценная национальная элита, которую никто и никогда не избирал так называемым демократическим путём. А ведь на эту русскую национальную беду давно уже с тревогой указывали некоторые наши проницательные мыслители и особенно Константин Леонтьев - русский народ как народ супер матриархальный склонен к самому безразмерному демократизму и уравниловке, что всегда приводило к хаосу и тирании. И только аристократическая дифференциация общества способна придать ему подлинную стабильность, национальную преемственность и обеспечить будущее нации и государства.

Как кажется, понимание этой проблемы начинает пробивать себе дорогу.


В защиту аристократии Сергей Львович Худиев
https://radonezh.ru/2021/04/14/v-zashchitu-aristokratii

Отзывы на кончину принца Филиппа разделились; кто-то отозвался с похвалой об этом человеке и его долгой жизни, кто-то заметил, что придавать такое значение мирной кончине человека в глубокой старости просто потому, что он - королевских кровей, незачем, и вообще чего это нам, русским людям восхищаться британской монархией. Отношения между Российской и Британской Империями часто бывали напряженными - как оставляют желать много лучшего и текущие отношения между Россией и Британией.

Да и в англоязычной прессе можно было найти немало резких отзывов о покойном - говорили о том, что юмор его был неприличен и груб, и вообще британский королевский дом, утратив то, что характерно для аристократии в прошлом - чувство долга - сохранил холодную снобистскую надменность, соединив, таким образом, худшее в обоих мирах, традиционном и современном.

Принц Филипп вырос в гораздо более жестоком и требовательном мире, где из мальчиков воспитывали суровых воинов - он успел послужить той империи, где не заходило солнце, где белый человек нес свое гордое бремя, в то время, когда разразилась Вторая Мировая, в которой Филипп принял участие.

В общем, как подчеркивают газеты, это был мир жестокий, несправедливый, и, во многих отношениях, варварский. Этот мир остался в прошлом - как нам пишут - и туда ему и дорога.

Все это отчасти верно - но в чем же причина той привлекательности, которую последний из сколько-нибудь заметных монарших домов Европы - британский - продолжает сохранять для всего мира, включая Россию?

Конечно, этот дом умирает, можно сказать, естественной смертью, от утраты сознания своей миссии и нужности. Престарелая королева Елизавета, будет, видимо, последней, кого можно будет назвать этим словом. Но до конца не выветрившийся аромат монархии продолжает висеть в воздухе, сохраняя странную привлекательность.

В чем эта привлекательность? Монархия - это нечто гораздо большее, чем "власть одного". Диктаторы ХХ века - никоим образом не монархи, и когда Сталина называют "красным монархом" это не больше, чем злая насмешка.

Монархия - это нравственная и религиозная идея, которая предполагает, что во главе страны стоит не выборный чиновник, полномочия которого опираются на голоса избирателей, и не "вождь", который объявляется избранником "истории", но на самом деле является кем-то вроде "крысиного волка", который просто успешно перерезал всех конкурентов.

Монархическое правление - это ответственность, которую возлагает на человека Бог; между монархом и народом существуют отношения завета - глубокой взаимной преданности и доверия. Узы между государем и народом - это узы любви и религиозного долга, а не выгоды или принуждения.

Монарх опирается на аристократию - сословие, которое служит государю и государству, культуру, в которой поддерживаются определенные ценности - верность, преданность, отвага, изысканная вежливость, которая сочетается с яростной воинственностью, дух жертвенного служения. То, что в английском языке обозначалось словом gentleman - откуда это слово вошло во все языки. Но в самом явлении, конечно, нет ничего специфически британского.

Это идеалы любой аристократии - в том числе, нашей, русской. Аристократ - это носитель идеала; это человек, ценности, манеры, поступки которого являются образцом для подражания. Национальная культура любой европейской страны - это культура, прежде всего, аристократическая.

Конечно, не от хорошей жизни - большую часть истории основная масса народа была занята выживанием, и культуру могли себе позволить только высшие слои общества. Но культурный прогресс означал, что представления этих высших слоев просачивались вниз - люди хотели подражать аристократам и делали это.

Пушкин был дворянином, писавшим для дворян - а теперь его поэзия принадлежит всем.

Мы, в России, пережили - а Запад переживает сейчас - период яростного антиаристократизма.

В советской школе нас учили, что дворяне - это распущенные паразиты, которые жировали за счет угнетенных народных масс. Крепостники, угнетатели, отвратительные и абсолютно бесполезные типы, которые были справедливо уничтожены революцией. В какой-то советской детской книжке, посвященной событиям французской революции, приводился текст песни Ca ira - "На фонари аристократов!"

Множество разоблачителей заявят, что аристократы - в России или где бы то ни было еще - были далеки от идеала. Это верно - никто не совпадает со своим идеалом. Но весь антиаристократизм стоит на том, что идеала и быть не должно.

Идеал означает уровень, на который вы ориентируетесь, к которому стремитесь, который считаете должным и правильным - даже если вы его не достигаете. Когда люди стремятся к идеалу - они не достигают его, но оказываются гораздо ближе к нему, чем те, кто и не пытается.

Антиаристократизм говорит, что весь идеал - ложь и обман, что честных, верных, вежливых и отважных людей вообще не бывает, и мы можем позволить себе быть совершеннейшими скотами - потому что перед кем же нам стесняться?

Аристократия задает норму - это нормально, хорошо и правильно честно служить государству, тщательно держать свое слово, проявлять сдержанность и самодисциплину. Современный мир восстает против самого понятия нормы, которая воспринимается им как невыносимое угнетение.

Параноидальная "борьба с расизмом", на которую мы из России смотрим со смесью насмешки и изумления, близко к тексту воспроизводит наш опыт большевизма - когда люди борются с "белым супремасизмом в музыке", усматривая злейший расизм в нотной грамоте, это не ненависть к "белой расе", тем более, что и сами-то борцы по большей части белые. Это ненависть к высокой культуре, приобщение к которой требует дисциплинированных усилий.

Имея дело с более высокой, развитой, уточненной культурой, мы можем попытаться воспринять ее - как, в нормальном случае, другие сословия воспринимают культуру аристократии - а можем попытаться ее уничтожить, как большевики или родственные им BLM.

Когда у вас нет аристократии как идеала и образца для подражания, в образцы выбивается что-то мало годящееся на эту роль - поп-звезды (И какие? Моргенштерн, например), богачи, спортсмены или политики.

Однако в людях еще жива тяга к аристократии - и к тем немногим местам, где она еще не исчезла совершенно.

Кончина принца Филиппа - это уход эпохи, где мужчина должен был выглядеть и вести себя как мужчина, женщина была похожа на женщину, а идеал того, какими они должны быть, всерьез провозглашался, и люди, хотя бы, стремились ему следовать.

Конечно, нам могут сказать, что эти качества, возможно, были востребованы в ту грубую и жестокую эпоху, когда эти мужчины должны были править империями и вести страшные войны, а женщины - их поддерживать. Теперь, когда все эти ужасы позади, весь культ долга и самоконтроля можно сдать в утиль.

Проблема в том, что когда вы сносите те заграждения против одичания, которые воздвигались веками, думая, что варварство никогда не вернется и вам никогда не придется сражаться, вы неизбежно приближаете нашествие варваров. Изнутри (как это было с большевиками) или снаружи, но они не замедлят явиться.

И та смутная тоска по аристократизму, которая проявилась в реакции на уход принца Филиппа, это, скорее, хороший признак. Было бы гораздо хуже, если бы отозвались только те, для кого любая аристократия - это страшное оскорбление их идеалу выравнивания по наименьшему общему знаменателю.



Tags: демократия-плутократия, легитимная власть, образ будущего, уроки истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дневник обозревателя

    https://t.me/vysokygovorit/1819 Гитлеровская армия была монстром. Апофеозом развития военной мысли, техники, человеческого ресурса. Никогда до…

  • Дневник обозревателя

    Так за что же НА САМОМ ДЕЛЕ поднимал свой знаменитый тост За Русский Народ И.В. Сталин на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии,…

  • Дневник обозревателя

    Экономические прогнозы и попытки предугадать будущее. Размышлизм интересный, но чересчур фатальный. При чтении возникает больше вопросов, чем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments