garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя


Последняя статья о Гайдаре в МК от 21.01.2010г. - "Ещё одно слово о Гайдаре" (Лужкова и Попова) - невольно побуждает ещё раз призадуматься над судьбоносным этапом нашей истории, имевшим такие сокрушительные последствия для страны. В чём же состоит подлинный исторический смысл тех исторических событий, и неужели личность какого-то серого номенклатурного прислужника могла сыграть в них такую значительную роль, которая побуждает обрушивать на его голову (уже посмертно) нескончаемый поток обвинений. С моей точки зрения, такой чисто субъективный подход в оценке великого истор. перелома представляется крайне поверхностным, и фактически ничего полезного не оставляет для потомков. Мол, был де  такой плохой человек, напакостил из-за своей патологической вредности - вот и весь смысл тех событий...
Сознавая ту бесспорную истину, что "пути Господни неисповедимы", всё же в крупных исторических событиях всегда имеется какой-то свой объективный смысл, или своя внутренняя логика, исследовать которую всегда небесполезно. Тем более, это относится к таким событиям, отдалённые последствия которых ещё окончательно себя не проявили.



 

В поисках исторического смысла.

 

Целую бурю обсуждений, оценок и эмоций вызвала неожиданная смерть "реформатора" Е.Гайдара в политической  блогосфере. Кто только не откликнулся, каких только мнений не было высказано. Но большей частью в этих оценках преобладают эмоции и осуждения, что,  впрочем,  понятно, так как последствия этих реформ задели всех, а для подавляющего большинства русских (в широком смысле слова) они оказались предельно разрушительными. Это, однако,  не означает того, что они не были вызваны так называемой "исторической необходимостью", но ссылаться на неё бессмысленно, так как абсолютно всё прошедшее безвозвратно, а потому и необходимо. Но признание этого бесспорного факта нисколько не способствует осмыслению прошедших важных эпизодов - как в личной жизни, так и (тем более) исторической. Способствовать этому осмыслению может только одно - анализ и рассмотрение упущенных возможностей конкретного исторического события, что на деле означает по возможности объективное исследование (оценки) всех сопутствующих обстоятельств и социальных (а не личных!) "игроков" этого события.

Но вместо этого многие - и даже очень талантливые - блогеры всё сводят на личность и прочие субъективные оценки, например -  http://galkovsky.livejournal.com/156430.html#cutid1  

Однако сколько бы мы не выясняли чисто субъективную подоплёку личности того или иного исторического персонажа, сколько бы не смаковали её отрицательные или уродливые стороны (а также и её сомнительное этническое происхождение), всё это нисколько не поможет в деле прояснения и осмысления исследуемого исторического события. А скорее всего только затемнит и даже оправдает всё то объективно плохое, что связано с этой личностью. Ведь сколько в истории было великих переломных событий, которые осуществлялись самыми отвратительными монстрами. Но и что из этого? - Ведь это даже не объясняет того простого факта, почему именно эти монстры появились так своевременно именно в этот исторический момент и в этом конкретном социально-политическом  "месте". Поэтому не личности должны стоять на первом месте в попытках осмысления  "реформ" 1992 года, и даже не плач по их громадным человеческим издержкам (мало ли было исторических событий, жестокие издержки которых впоследствии "окупались" стратегической успешностью выбранного курса), но осознание конечной тупиковостью или ошибочностью предопределённого "реформами" курса. Почему так сильно потрясло всё наше общество (его мыслящую часть) смерть третьеразрядного и, мягко выражаясь,  морально нечистоплотного экономиста из "хорошей советской семьи"? - Конечно же не его личные качества, ибо даже в славословиях Чубайса вольно или невольно ощущается какая-то злая ирония или издёвка. Какой уж там "великий человек", скорее - великая подстава, это будет точнее. Потрясла наше общество и блогосферу, а вернее сотрясла, простая и правильная догадка, что курс, избранный тогдашними хозяевами Гайдара, - это дорога в никуда, в небытиёhttp://rusref.nm.ru/indexpubnoga.htm 
О самых тяжёлых последствиях предупреждал и известный социолог М.Кастельс.
Однако, если ельциновская команда выбрала в 1991-1992 годах именно гайдаровский вариант "шоковой терапии", то сделано это было вовсе не по недомыслию или какой-то странной наивности, но исключительно из утилитарных соображений, диктуемой тогдашней расстановкой общественных сил. Как и Ленину,  либеральной номенклатуре во главе с Ельциным "на Россию было наплевать" и особенно на русский этнос, ставший в результате форсированной индустриализации советского периода основным производительным классом позднесоветского индустриального общества.
. Совсем недавно эту старую "красно-коричневую" истину подтвердил в своём  Президентском Послании даже президент Медведев. Мол, в сырьевом варианте у страны нет будущего - да кто ж теперь этого не знает.
Россияния фатально обречена на самоликвидацию при дальнейшем продолжении этого гайдаровского курса, превратившего страну в компрадорский сырьевой придаток развитых экономик Запада. Конечно, "красно-коричневая" оппозиция талдычила об этом давно, а осенью 1993 года мужественно подтвердила правоту своих слов, встав на защиту Российского Парламента как последнего оплота демократических завоеваний горбачёвской перестройки, и как последнего препятствия на пути гибельного курса. Но ведь она тогда "проиграла", а потому её предостережения повисли в воздухе, или быстро превратились в пустозвонный штамп в устах думских лжеоппозиционеров. Некоторая же стабилизация социальной жизни в ранний путинский период - за счёт высокой сырьевой конъюнктуры - и вовсе заставила широкие массы постсоветских обывателей забыть эти неприятные предсказания.
Хотя, откровенно говоря, большого ума вовсе и не требовалось, чтобы предвидеть всю пагубность гайдаровских реформаций. О их последствиях неоднократно предупреждали как отечественные, так и американские экономисты, одно из обращений, (правда,  уже в 1996г) было подписано такими признанными учёными :
"академиками РАН Л. Абалкиным, О. Богомоловым, В. Макаровым, С. Шаталиным, Ю. Яременко, Д. Львовым, лауреатами Нобелевской премии К. Эрроу, Л. Клейном, В. Леонтьевым, Р. Солоу, Л. Тобином, профессорами М. Интрилигейтором, М. Поумером" -

После неисчислимых кровавых и трудовых жертв эпохи мобилизационного тоталитаризма русский этнос был необратимо оторван от земли или "почвы" традиционного (аграрного) общества и превращён в достаточно развитый функциональный придаток (объект) мощной индустриальной системы, которая, несмотря на все свои недостатки и диспропорции, могла бы оказаться отличной стартовой базой для дальнейшего цивилизованного развития в современный, но самобытный (т.е. учитывающий геополитическую и демографическую специфику северной страны), вариант "национального государства". Для реализации этого варианта, - после распада СССР, который (учитывая его разнородность)  никаким образом невозможно было бы превратить в "национальное государство", - в РСФСР имелись для этого все необходимые предпосылки.   80%-85% населения РСФСР составлял русский этнос, а около 75% всего населения было урбанизировано и было занято в сфере промышленного производства, научно-техническая интеллигенция составляла 26%.  Кстати, всего около 12% населения было занято в сельском хозяйстве, причём преимущественно в совхозах промышленно-урбанизированного типа. Только одних этих цифр достаточно, чтобы, даже  имея всего лишь две извилины, понять, что с радикальным обрушением промышленного сектора народного хозяйства, большая часть русского этноса будет обречена на деградацию и маргинализацию. Это прекрасно понимал и Ельцин, неоднократно заявляя своим избирателем, что скорее "ляжет на рельсы", чем допустит реформы, понижающие жизненный уровень народа и разрушающие экономику. После августа 1991 года, казалось бы, ничто не препятствовало превращению придатка (объекта) промышленной системы, т.е. индустриального советско-русского народа РФ, в её полноценного субъекта. Демократически избранный в начале 1990г. Верховный совет РФ обладал (теоретически) всеми необходимыми полномочиями, чтобы адекватно выражать и осуществлять "волю народа", как это и происходит во всех нормальных "национальных государствах" мира. И действительно, как показали события 1991-1993гг этот Парламент, объективно отражая интересы различных слоёв позднесоветского индустриального общества,  пытался как мог противостоять разрушительным "реформам" Ельцина-Гайдара, но,  изначально не обладая рычагами реальной власти, - т.е. не располагая никаким административным ресурсом и не имея сильной поддержки со стороны ещё предельно слабого «гражданского общества», а также не имея своих информационных каналов,  - был обречён на поражение.

Исполнительная власть, -  сосредоточившая в лице президента весь подконтрольный административный и карательный аппарат советского времени, ранее контролируемый номенклатурой через партийные структуры, - была настроена только на «классовое» выживание бывшей высшей советской номенклатуры, оставшейся в результате горбачёвских реформ без привычных орудий своего господства – послушного партаппарата. Но её выживание в новых условиях (после распада советской империи) можно было осуществить лишь за счёт сильного ослабления социальных позиций как советско-русского рабочего класса, так и значительно возросшего за время перестройки влияния позднесоветского «среднего класса» (научно-техническая интеллигенция, врачи, учителя и т.д.).

Именно для реализации этого номенклатурного плана и были запущены так называемые "реформы Гайдара".

Чтобы лучше понять классовую расстановку главных социальных сил в этот драматический момент постсоветской истории,  следует вспомнить характерные особенности позднесоветской тоталитарной системы, так как современное постсоветское поколение начинает уже их забывать. Когда говорят, что главными чертами тоталитаризма являются тотальный контроль «партии» над всеми сферами общественно-государственной жизни и тотальный репрессивный надзор тайной полиции (КГБ) над всеми членами общества, то необходимо следующее уточнение.

КПСС в последний период советской истории достаточно чётко и определённо разделилась на две неравные части:  рядовой состав местного партаппарата, состоящий из младших и средних «руководящих кадров» всех слоёв и структур советского общества (служащих, военных, врачей , учителей,  сельских и промышленных работников, научно-технической интеллигенции), и высший командный слой советского общества, называемый номенклатурой, который вбирал в себя (инкорпорировал) не только чистую партократию, но и вообще всех высших руководителей из всех перечисленных слоёв. Фактически, номенклатура представляла из себя командный слой высшей бюрократии, который, по мере угасания идеологии (превращения её в набор ритуальных процедур или фраз), постепенно превратился в привилегированную административную олигархию, закрытую корпорацию, абсолютно  неподотчётную не только рядовым гражданам страны, но и структурам своего собственного низового партаппарата. Поэтому, например, первый секретарь какого-нибудь обкома по сути дела являлся не столько партийно-идеологическим руководителем, сколько авторитарным администратором типа губернатора. Кстати говоря, именно в силу этого обстоятельства, старая советская номенклатура с такой «естественной» лёгкостью переформатировалась в современную плуто-бюрократическую олигархию.

Что же касается тайной полиции – КГБ, то её функции в поздний советский период также сильно изменились. После смерти Сталина её главными функциями стал не массовый террор по отношению к населению или конкурентам из партаппарата, но тайный надзор за лояльностью всех общественных слоёв, а также и низового партаппарата. Репрессии стали выборочными и главный упор был сделан на сбор тайной информации и различные закулисные спецоперации, осуществляемые, как правило, чужими руками (например, «своими» уголовниками или расколовшимися диссидентами). Сбор информации осуществлялся глубоким проникновением агентуры КГБ во все слои и структуры советского общества, а также за счёт громадного закулисного административного ресурса, который вынуждал почти все общественно-государственные структуры безоговорочно подчиняться негласным указаниям спецслужб. Обычно, характеризуя социальную функцию КГБ, определяют её как «вооружённый отряд партии». Однако это не совсем так. Вышколенная и дисциплинированная полумиллионная «контора» КГБ в советское время была карательным орудием не всей партии, но только её высшего номенклатурного слоя. И эта её социальная функция осталась неизменной даже после всех потрясений перестройки и распада СССР. Только теперь, в новых условиях, структуры КГБ стали важным закулисным орудием не всей бывшей номенклатуры, но её либеральной части, группирующейся вокруг Ельцина. Более того, в условиях переформатирования номенклатуры в плутократию некоторые кагебешные структуры стали даже почти равноправными компаньонами старших номенклатурных товарищей. (Например, начальник 5-ого отдела КГБ Ф.Д.Бобков стал помощником банкира Гусинского, и почти у каждого «назначенного» олигарха был свой собственный кагебешник. О разрушительной роли КГБ смотрите Александра Самоварова - http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/06/662/31.html .)

Таким образом, устранить своих главных классовых конкурентов – советско-русский рабочий класс и индустриальную интеллигенцию вместе с низовыми структурами партаппарата («средний класс» позднесоветского общества) можно было дезорганизацией и мощным подрывом всей индустриальной системы, что и было успешно осуществлено через внезапный отпуск цен и ликвидацию общехозяйственных контрольно-управленческих органов, т.е. методами «шоковой терапии» ельциновского ставленника Гайдара. Дальнейшее добивание своих классовых противников было реализовано методами криминальной приватизации по Чубайсу (кстати давно сотрудничавшему вместе с Гайдаром, с 1982 года, и своей группой младореформаторов с КГБ по экономическим проблемам - http://www.anticompromat.org/kugushev/tainy2.html  ). Ликвидация контрольно-управленческих органов для промышленной системы, изначально предназначенной под централизованно-плановое управление,  дезорганизовало промышленность, а некоторые отрасли просто обрушило.  Так, например, по мнению самого Гайдара промышленность обрушилась на 50% -

(http://www.mfit.ru/defensive/vestnik/vestnik2_1.html .)

Падение промышленного производства, массовая безработица, невыплата зарплат сразу же сильно деморализовала и маргинализировала рабочий класс, который будучи созданным мобилизационным путём из бывших раскулаченных крестьян или разорённой деревни не обладал практически никаким «классовым сознанием» и почти всецело зависел от администрации предприятий. При этом, промышленная технократия («красные директора»), соблазнённая перспективами скорой приватизации, не была заинтересована в сохранении рабочей силы, надеясь получить большую выгоду от устранения бывшего «трудового коллектива» от предстоящей приватизации. В принципе, в тех условиях общего ослабления власти, обладая таким сильным инструментом самоорганизации как «советы трудовых коллективов» можно было бы легко осуществить достаточно мощную защиту своих интересов, захватывая предприятия, организуя свои производственные связи и т.д. Но в том-то и состояла главная трагедия  значительного по своей численности (не менее 60% всего населения) и неплохо квалифицированного советско-русского рабочего класса, что он сам по себе не представлял из себя устойчивой и самостоятельной общественной силы. Почти две трети его составляли бывшие «лимитчики» или бывшие пэтэушники из так называемых «трудовых резервов», которые ощущали себя пришлым и неукоренённым населением, чем -то напоминающим современных мигрантов.

Какое сопротивление могли оказать наши индустриальные «бомжи»? -  Советско-русский рабочий класс сдавал все свои позиции перед обнаглевшими «реформаторами» практически без боя или какого-то даже слабого сопротивления.

Однако расправиться со «средним классом» советского индустриального общества,  с энтузиазмом встретившим перестройку (совместно с гуманитарной интеллигенцией),  оказалось не так просто. Именно советско-русская индустриальная интеллигенция (в широком смысле слова), научно-технический персонал многочисленных НИИ, итр-овцы, служащие, врачи, учителя и т.д. являлись основной массовой базой всех перестроечных процессов. Эта социальная среда являлась главным поставщиком многотысячных «демократических» демонстраций, а также основным потребителем массового потока критической и ранее запрещённой литературы (толстые журналы, публиковавшие эту литературу,  тогда издавались миллионными тиражами!). Все организационные инициативы перестройки (разноцветье «партий», народных фронтов и других «неформальных» структур) были исключительно порождением этой среды, доминирующим авангардом которой были так называемые «шестидесятники» (т.е. наиболее политизированная часть интеллигенции, разбуженная ещё хрущёвской «оттепелью»). На эту активную среду в значительной мере опирался и Горбачёв в своей борьбе с партконсерваторами.

Особой идейно-политической активностью в тот период отличалась Москва в силу своего исключительного положения главного научно-технического и образовательного центра страны. Тогда Москва отличалась средоточием НИИ, образовательных институтов, различных высокоточных технологий ВПК и т.д. При всей своей политической и организационной неопытности этот средний слой никак не хотел допустить разрушения промышленности и уничтожения научной базы, оставшейся после советского периода. Его естественным классовым интересом было не только сохранение научно-индустриального наследия, но его реформирование в более эффективную сторону. Рыночные инициативы этот слой понимал как переориентирование производства на потребителя, на нужды внутреннего национального потребления. Несмотря на то, что именно «средний класс»  был главной массовой базой перестроечных реформ, несмотря на то, что благодаря его активному участию в организации самых свободных выборов за весь перестроечный период в начале 1990 года, в российский парламент было выбрано много достойных (в рамках того времени) депутатов, этот слой советско-русской интеллигенции плохо осознавал свои коренные социальные задачи в предстоящей «классовой борьбе». Это объяснялось целым рядом причин, но в первую очередь почти полным незнанием своего классового противника – либеральной номенклатуры, которая через свою гуманитарно-идеологическую обслугу (т.е. всю совокупность идеологической интеллигенции, сосредоточенной в партшколах, СМИ и других партведомствах) сумела внушить среднему слою обманную дэзу о том, что главным его противником является не либеральная номенклатура, а некие мифические консерваторы. Эта дэза являлась откровенным обманом, ибо за годы перестройки так называемы партконсерваторы были так дискредитированы и  деморализованы, что не могли оказать никакого реального сопротивления (что и было блестяще подтверждено провальным «путчем» в августе 1991 года).

При всех своих слабостях и ошибках (особенно в экономической и национальной сфере) реальным и наиболее серьёзным завоеванием перестройки было создание совершенно новых, хотя и под старой «советской» вывеской, органов представительной власти и местного самоуправления. После же устранения партаппарата от контроля этих структур и отмены в марте 1990г. шестой статьи союзной конституции (3 съезд нардепов СССР) Парламент РФ стал авторитетным и конституционным выразителем интересов всего индустриального населения РФ, но в первую очередь – индустриального «среднего класса». Дальнейший ход «классовой борьбы», основываясь на вышеописанном соотношении социальных сил, легко объясняет все последующие экономические и политические действия либеральной номенклатуры во главе с Ельциным, если считать их главным мотивом и целью – уничтожение своего главного и опасного классового противника, т.е. среднего класса советского общества.

Экономическая суть гайдаровских реформ, с этой точки зрения, преследовала одну важную задачу – радикальный подрыв социально-экономических основ индустриального среднего сословия. Отпуск цен, шоковая терапия, ликвидация промышленного управления не только обрушили и разрушили промышленность, но и обесценили довольно значительные денежные накопления этой индустриальной интеллигенции. Теперь при намечаемой ваучерной приватизации средние слои не могли рассчитывать на какие то экономические преференции, тем более что финансирование как научных учреждений, так и всей образовательной инфраструктуры было практически прекращено. Однако средний класс в процессе этих разрушительных реформ стал быстро пробуждаться и сосредоточил защиту своих интересов (равно и интересов всей страны) в последнем оплоте своего политического влияния – в Парламенте РФ, который, хотя и не обладал реальной властью (она вся сосредоточилась в бюрократических структурах ельциновской администрации), но всё же был способен оказывать значительное сопротивление ельциновской номенклатуре. Именно в силу этого обстоятельства весь огонь монополизированных СМИ и центрального телевидения был обрушен на дискредитацию Парламента и оппозиционных сил, опиравшихся в основном на «средний класс». Для новой плуто-бюрократической олигархии Парламент был словно костью в горле, он препятствовал её приватизационным махинациям и установлению всевластной диктатуры.

 Дальнейшие исторические события по уничтожению Парламента (закончившиеся расстрелом Белого дома в октябре 1993г) и вообще всей реальной представительной системы власти на местах хорошо известны, и нет нужды их повторять.

Такова – с моей точки зрения – классовая канва тех трагических событий, в процессе которых совбюрократия вырвала победу над коммунистическим тоталитаризмом как у настоящих русских демократов, так и у русских национал-патриотов. Здесь следует только отметить то странное обстоятельство, что использованный мною классовый метод (с моей точки зрения, единственный серьёзный элемент в марксистском учении, если, разумеется, им не злоупотреблять) почему то очень не любят наши так называемые «коммунисты»-зюгановцы. По-видимому, это происходит по той простой причине, что «знает кошка, чьё мясо съела», ибо обращение к этим азам марксизма слишком саморазоблачительно в виду того, что советская система всегда была классовой и олигархической…

Не претендуя на какую –то окончательную истинность в толковании тех значительных исторических событий, связанных с именем Гайдара, я, тем не менее, считаю, что предложенная мною их «классовая» интерпретация всё же намного лучше и рациональнее объясняет социальную суть и смысл «гайдаровских реформ», чем те многочисленные интерпретации, обильно появившиеся в СМИ и интернете после смерти «реформатора», упрощённо сводящие все доводы к одной только личности Гайдара, обыкновенного номенклатурного прислужника, всегда послушно исполнявшего волю своих номенклатурных хозяев.

Можно даже пойти ещё дальше, задав риторический вопрос: а был ли мальчик, то бишь, был ли «реформатор»? – В действительности, никакого реформатора,  да и никаких реформ, вообще не было, если конечно криминальные действия ельциновской банды по разграблению страны и уничтожению представительной власти считать за «реформы». Но на такую интерпретацию способны сейчас только самые отмороженные либерасты, да и то, их с каждым днём становится всё меньше. Ныне даже многие высокопоставленные представители плуто-бюрократической системы демонстративно пытаются отмежеваться от этого «реформатора», лукаво сваливая на голову этой номенклатурной пешки поток самых резких обличений. Но при этих лицемерных обличениях так и вспоминается Гоголь, и вместе с ним так и хочется повторить: лучше посмотрите на себя, господа хорошие!

Кстати, самым последним примером подобных обличений задним числом может служить совместная статья г.г. Ю.Лужкова и Г.Попова  «Ещё одно слово о Гайдаре», опубликованная в МК 21 января 2010 года - http://www.mk.ru/politics/article/2010/01/21/416001-esche-odno-slovo-o-gaydare.html .

На один характерный пассаж этой статьи невозможно не обратить внимание:

«Но надо сказать правду: Гайдара со всей силой толкал к рулю Ельцин, отбросивший всех других претендентов. Возникает вопрос: почему он выбрал Гайдара? Гайдар в Великой антисоциалистической революции 1989—1991 годов заметно не участвовал. Он даже с КПСС расстался только в дни путча — в августе 1991 года. У таких идейных и логичных людей, как Гайдар, ничего случайного не бывает. Если Гайдар держался за КПСС, когда в Москве месяц за месяцем бушевали десятки тысяч людей на митингах, то дело не в околономенклатурном детстве Гайдара и не в его работе в журналах и газетах — органах ЦК КПСС. Дело в теоретической концепции Гайдара. (?)
Гайдар был сторонником неолиберального перехода к рынку, то есть предполагающего шоковую терапию для экономики и общества, которая опирается на “железную руку” и такое же железное, безжалостное сердце власти. А уж после такой “пиночетовщины” рынок якобы уже сам начнет всем руководить.»

 - Кто и когда знал и ведал, что Гайдар когда-либо придерживался каких-то собственных убеждений?  По свидетельству многих, знавших этого номенклатурного идеолога, Гайдар до самых последних своих дней твёрдо придерживался только одной генеральной линии правящей совноменклатуры, и так же твёрдо с ней колебался. Именно по этой причине Ельцин и выбрал этого старого партийного идеолога с такой известной советской фамилией, которой можно было так удачно прикрыть свои тёмные дела. А та безжалостность, которой всегда отличался жестокосердный Гайдар, была типичной классовой или родовой чертой всего номенклатурного советского сословия ещё со времён Ленина, но окончательным  создателем которого являлся вовсе не какой-то заморский «Пиночет», а «великий вождь и учитель» тов.Сталин.

Но об этом обстоятельстве авторы статьи скромно умолчали…

 


Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Как и следовало ожидать. Инцидент с воронежским стрелком Виктором Мирским первопричиной имеет понятную и обычную для подобных инцидентов подоплёку.…

  • Советчина, которую мы потеряли...

    Вспоминая советчину, очень духоподъёмно. Не знаю как с чисто художественной точки зрения, но с чисто человеческой работы художника Nik…

  • Дневник обозревателя

    Здравые мысли. Что нужно всего более РФ в её переходной постсоветский период? - Так называемые "либералы", и иногда вместе с некоторыми…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment