garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Category:

Переворот 1993 года. В поисках смысла.


4 октября - судьбоносная историческая дата новейшей истории России. Ныне нет другой даты и другого события вокруг которого не было столько мифов, демагогии и прямой дезинформации. А почему?
- Прежде всего потому, что за этой датой стоят очень серьёзные системно-политические проблемы и очень серьёзные интересы могущественных  кланов правящей олигархии. По сути дела События 16-и летней давности являются ключевым поворотным моментом в развитие страны под названием РФ, т.е. той части Исторической России, которая захотела быть "суверенной" после распада СССР в 1991 году. Условно говоря, "переходной период", объявленный Ельциным после августа 91г. - с моей точки зрения - мог идти в двух направлениях:
или, во-первых, постепенного трансформирования РФ в русское (в самом широком смысле слова) "национальное государство" современного типа, т.е. государство с сильным центральным Парламентом, единым культурно-правовым пространством (что было бы естественным для страны с 80% этнически русского населения), сильным, как экономически, так и в гражданско-полит. отношении, русским "средним классом" и  постепенным преобразованием мощной индустриальной базы в сторону обслуживания интересов внутренних потребителей, а не каких то затратных имперских проектов (что не исключает сохранения передовых отраслей ВПК и других достижений советской эпохи), а также сохранение и улучшение оставшейся от сов.наследства социальной инфраструктуры - как необходимейшей основы любого современного индустриального общества и т.д.
Или, во-вторых, консервирование  в новом "рыночном" формате самых худших сторон советчины и "либеральное" переформатирование имперско-номенклатурной системы власти в новую (но только показушно!) систему плутократически-чиновничьей олигархии (т.е. господство плуто-бюрократии). Иными словами, пошатнувшаяся в период перестройки система номенклатурной диктатуры, скрывавшейся под вывеской "советская власть", судорожно искала себе спасителя своих социальных привилегий под новой "демократической" вывеской. И такого спасителя она нашла в лице главного "борца с привилегиями",  некогда чрезвычайно популярном (в начале перестройки) президенте Борисе Ельцине. Это было сделать не трудно, так как последний являлся типичным представителем номенклатурного сословия, но с срезвычайно большими политическими амбициями. И надо отдать ему должное, обладавшего большими макиавелевскими дарованиями в области подковёрных интриг и обладавший также несомненной политической интуицией, сильно помогавшей ему в сфере этих интриг.
Реализация второго варианта постсоветского развития, как мы хорошо можем видеть на опыте прошедших 16 лет, означал сохранение и реставрацию наиболее худших сторон советской системы в некоем уродливой разновидности квази-империи, в которой правящий класс представляет из себя полностью закрытую команду ("малый народ" - по И.Шафаревичу), предельно чуждый коренному русскому населению из-за грабительской приватизации Гайдара-Чубайса, разрушившей мощную промышленную базу (вместе с социальной инфраструктурой) и позволившей сосредоточить всю бывшую собственность в узком кругу (максимум) сотни две олигархических семей. Старый кагебешный лакей Павловский довольно остроумно назвал эту компрадорскую систему - "корпорация Россия", т.е. доходный дом старо-новой номенклатуры. (Между прочим, в полном соответствии со словами одного классика - "государство это частная собственность бюрократии")

Как всем известно, в Октябре 1993 года был "выбран" именно этот тупиковый вариант "переходного периода".
Кровавая развязка этого "выбора" конечно же определялась не смехотворными доводами некоторых наивных людей: мол, это разборка между между "чеченом Хасбулатовым" и "русским Ельциным" (впрчем, равно и наоборот - между "русским Руцким" и "иудой Эльцманом"). Также ещё более смехотворным является распространённый довод, мол, конфликт определялся несовершенством ("слишком большими полномочиями") Верховного Совета и ("слишком малыми") полномочиями президента. Равным образом и здесь акценты можно переставлять в обратном порядке, однако, известно из математики, "от перемены мест слагаемых - сумма не меняется". Есть также  много и других фальшивых доводов, которые по своему подлинному значению являются пустыми успокоительными оговорками (задним числом) для той многочисленной категории обывателей и шкурников, которые в те драматические дни "стояли с бутылкой пива" в безопасном месте, наблюдая со стороны кровавый спектакль. Теперь многие из них много сетут на то, что как мало у нас свободы; какая страшная у нас милиция; как много у нас русофобии, или, наоборот, ксенофобии; "верните нам выборы, гады"  или почему 10 лет тому назад "ФСБ взрывала дома" - и прочая, и прочая, и прочая...
Рационально объяснить смысл переворота 1993 года (вместе с его кровавыми последствиями) можно только одним:   жёсткой "классовой борьбой" между перестроившимися остатками советской номенклатуры, окопавшейся вместе со своим вождём Ельциным в квази-имперском центре Кремля с подвластными ему административно-карательными советскими структурами и, с другой стороны, с остатками (ещё весьма значительными) "среднего класса" советской индустриальной системы, т.е. инжинерами, научными работниками, технократами, учителями и врачами, а также совместно с диссидентами, "патриотами" и "демократами",  достаточно широко представленными в Российском Парламенте, избранном на волне самой большой политической активности и  предельно возможным (в то время) демократическим образом весной 1990 года. (Правда, кто сейчас это помнит?)

По мнению Ал.Севастьянова, занимавшегося изучением структуры позднего советского общества, количество русской научно-технической интеллигенции во всех уровнях народного хозяйства достигала 30 и более процентов и всё её социальное бытиё было неразрывно связано с индустриальным развитием страны в любом социальном виде ("социалистическом" или "рыночном"). Этот слой советского населения, между прочим, также имел немалые накопления в сбербанке, накопленные вполне законным путём. С этим слоем советского индустриализма в принципе были солидарны и рабочие массы, зависимость которых от промышленной системы была ещё большей. Иными словами, в рамках поздней советской системы был значительный социальный пласт национальной протобуржуазии, которая бы при более разумном и справедливом реформировании (первый вариант развития) несомненно занял бы лидирующее значение в постсоветском обществе.
 Но вот этого то никак не хотел допустить "Ельцин со свой бандой". Они быстро смекнули, что в самом демократическом завоевании перестройки - в общенародном Парламенте, и вообще во всех реальных представительных структурах (например, МОССОВЕТ) - неизбежно произойдёт классовая консолидация своего главного конкурента и противника в борьбе за оставшиеся индустриальные и сырьевые ресурсы. Так оно и случилось, хотя и медленно, но неуклонно в Парламенте созревало понимание реального положения в стране и тех катастрофических последствий, к которым вели "реформы" гайдорочубайсов. Однако, не обладая практически никакими информационными ресурсами, парламентская оппозиция не могла донести свою точку зрения народу и закономерно проигрывала в информационной войне. Сейчас в это трудно поверить, но у якобы "всевластного" Верховного Совета не было даже своей телевизионной передачи, "парламентский час" стал выходить только летом 93г перед самым переворотом! В то время как шквал дезинформации, клеветы и демагогии против Парламента буквально проносился по всем телеканалам и медиаресурсам. Но причина проигрыша Парламента состоит не только в этом.  Севастьянов,  делая упор на количественном составе индустриальной интеллигенции поздего советского общества, не обращает внимания на её социальные слабости, разобщённость и слабый культурно-гуманитарный уровень, всегда и везде позволяющий быстрее осознавать свои социальные интересы. Например, все ведущие деятели буржуазно-национальных революций были преимущественно гуманитарного профиля - это была адвокаты, историки, учителя и т.д. Однако гуманитарная часть советской интеллигенции всегда подвергалась особо тщательному подбору в смысле русофобского космополитизма и преданности центральной партбюрократии. Этот фактор сыграл немалую негативную роль в тогдашней пропагандистской войне, предшествовавшей перевороту.
Одним словом, социальный проигрыш нашего индустриального среднего класса как бы понятен и "закономерен".
Но совершенно был не понятен тот внезапный  идеалистический порыв, побудивший несколько десятков тысяч москвичей вступить в совершенно неравную схватку с превосходящим по всем показателям противником, не скрывавшим тогда своих самых кровавых намерений (буквально за пару недель до переворота Ельцин демонстративно ездил в Таманскую дивизию - это демонстрировалось с угрожающими предостережениями по ТВ). В своей самонадеянности переворотчики несколько дней не предпринимали никаких активных действий, хотя в первые сутки переворота можно было бы без труда захватить здание БД весьма малыми силами. Они никак не могли предположить, что простые русские люди смогут так бесстрашно и жертвенно выступить на защиту  какого-то там Парламента.
Жестоксть расправы с народными "Защитниками Конституции" объясняется также и тем, что переворотчики оказались припёртыми к стенке своими откровенно беззаконными действиями, ведь в случае поражения они могли потерять всё, в том числе и свои головы. Это обстоятельство хорошо объясняет наускивание карателей на фактически безоружных демонстрантов, ибо нужно было повязать кровью как можно больше своих людей, отсюда и - "снайперы Коржикова" и некие наёмные снайперы (по рассказу "Свободы"!) из некоей ближневосточной страны (какой, нетрудно догадаться).
Вышесказанное, как мне представляется, легко объясняет факт циничной поддержки Западом и США этого безусловно беззаконного и преступного переворота. С точки зрения своих стратегических интересов Западу было бы легче и выгоднее иметь дело с зависимой компрадорской квази-"империей", чем с успешно развивающимся "Национальным государством", естественным потребителем (а не продавцом) своих стратегических ресурсов.
Подводя итог этому мемориальному дискурсу, резонно задаться следующим и последним вопросом: плуто-бюрократия, выиграв социальную битву со своим главным "классовым" противником - индустриальной советско-русской интеллигенцией и фактически разрушив советскую индустриальную систему, смогла ли за прошедшие годы создать что-то другое, способное обеспечить будущее развитие страны? - Вопрос чисто риторический и на него можно не отвечать. Несмотря на своё господство, в лицах нашей "элиты" за все эти годы что-то невозможно увидеть радости победителей...
Однако выиграв в одном, переворотчики и установленный ими режим потерял существенно в другом. До 93 года, худо ли бедно ли, развитие страны происходило в легитимном русле, ибо важнейшим фактором всякой легитимности в эпоху модерна являются, как ни банально это звучит, свободные выборы реальной представительной власти. Говоря несколько иначе, после октября 1993 года страна находится в пустом правовом пространстве по причине утраты легитимности. Конечно, многие практические люди из криминальных кругов могут воскликнуть, а зачем она эта самая хреновина под названием легитимность, когда есть "понятия". И то верно...
Действительно, пока всё как то держится и "крутится", можно обойтись и без этой штуковины, но вот если что случится, когда наследники переворотчиков споткнутся на каком-нибудь "ровном месте"? - Что тогда будет, но на этот вопрос будет отвечать уже сама жизнь.
Одно несомненно, на каком-то историческом перепутье  знамя расстрелянного Парламента будет ещё поднято.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments