garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Немного правозащитного: http://vestnikcivitas.ru/news/4098


"24 августа из ярославской колонии вышел на свободу Иван Непомнящих, осужденный на 2,5 года по «болотному делу». Непомнящих освободился прямо из штрафного изолятора, куда его поместили за трое суток до окончания срока лишения свободы. Всего за время заключения он провел в ШИЗО 58 дней. Под конец срока по иску колонии суд установил для Ивана Непомнящих административный надзор на два года."

- Что тут сказать? - "Идеология" этого ершистого паренька совершенно не интересует, и сидел он конечно "за пару пустяков".
Вообще говоря, сидеть можно за что угодно, - за "политику", за воровство, за хищения или иные бытовые преступления (рус. поговорка - "от суммы и тюрьмы не зарекайся"), - но всё же какие то цивилизованные нормы должны соблюдаться и в пенитенциарной системе. А то что они изменились мало (а то и где то ухудшились!) говорит об одном - советчина никуда не делась.

Разумеется, если верить словам этого молодого человека:


" — Какие у вас были отношения с администрацией? Правильно я понимаю, что конфликт начался с вашего водворения в ШИЗО?

— Да, да. 20 апреля меня посадили в ШИЗО по какому-то абсолютно надуманному поводу. Вроде как я не выполнил команду отбой. На следующий день сюда пришли «маски» — ну это спецназ — и нас всех избили. И с тех пор поехало. Я на них написал заявление. Как только пишешь заявление, ты сразу становишься врагом номером один для начальства, и с тобой начинают разбираться. Вот с этого все началось.

— Вы в первый раз видели такое насилие?

— Да нет, я был на Болотной, на Болотной я видел в первый раз насилие над людьми. А здесь это все только повторилось.

— Что удивило в колонии за это время?

— Уровень средневековья, наверное. В принципе вся исправительная система нелепа — начиная от того, что человека можно «исправить» и заканчивая правилами внутреннего распорядка. Все эти правила. Абсолютная ахинея и чушь все эти правила. И самое главное, сотрудники абсолютно не понимают, зачем они нужны. Они думают, что они сторожа. Вот есть какие-то люди, которые их зачем-то поставили охранять и сказали: «Будет все тихо — будем платить тебе зарплату». Вот такой логикой они руководствуются в своей деятельности.

— Какая в колонии ситуация сейчас? Почему вы по-прежнему беспокоитесь о тех, кто остался там?

— Ну, Руслан Вахапов. За то, что он пишет жалобы, его катают. Так как его защитой занимается «Общественный вердикт», его не бьют. Потому что к нему привлечено внимание. Если бы внимания к нему привлечено не было, его бы там избивали постоянно. Такая у них логика: «Ты нам сделал плохо — мы тебя изобьем». Поэтому единственный вариант, какой остается у них в руках, это глупые абсолютно ПВР (правила внутреннего распорядка — МЗ), которые позволяется трактовать в удобную для них сторону. И они по этому ПВРу постоянно катают. Он сейчас в ШИЗО сидит.

Мы вместе с ним сели 9 июня. Я вышел через 34 дня, он вышел с перерывом на один день только в пятницу. Вчера он был еще в жилой зоне. Сейчас я не знаю, где он находится.

— А Евгений Макаров? Он тоже открыто говорил о случившемся.

— Евгений Макаров, да, тоже его не выпускают из ПКТ — помещения камерного типа. Оно находится в том же здании, в котором находятся камеры ШИЗО, и от камеры ШИЗО ничем абсолютно не отличается. Там так же холодно, весной там невозможно сидеть от холода. И он там сидит в ПКТ. Его также периодически катают — в другую камеру переводят в том же здании, а по сути посадили в ШИЗО.

— Администрация действовала с вами осторожнее, потому что вы по громкому политическому делу заключены?

— Да, они понимали. По крайней мере, пока начальником был господин [Александр] Чирва. Насколько я понимаю, он все осознавал, поэтому особо не дергал меня. Как только он ушел в отпуск 20 апреля, и зам господин Михайлов стал исполняющим обязанности начальника, нас всех избили. В том числе меня избили, Руслана избили. Его били прямо перед всей зоной на плацу. Прямо выдернули из строя. Идет строем отряд, человек сто, и маски стоят вокруг. Его выдергивают, начинают избивать ногами, потом в наручники его заковали и через весь плац протащили в штаб, и в штабе его добивали ногами. Он после этого два дня кровью в туалет ходил. Так они никогда не делали, потому что это грозит бунтом. Руслан сдержался, не закричал, не попросил никого ему помочь. Я считаю, что только из-за этого бунта не случилось. Наша позиция такая: мы полагаем, что, став исполняющим обязанности начальника колонии, господин Михайлов захотел стать начальником, выслужиться — и вот он решил устроить такой «бунт», подавить его и получить все привилегии. Когда Руслана избивали, ему говорили фразы, которые об этом свидетельствуют.

— Как вы сами считаете, почему открыто говорить об избиении согласились только вы, Вахапов и Макаров?

— Заключенные боятся писать, потому что когда начинаешь писать жалобы, становишься личным врагом каждого из сотрудников колонии. Тебя будут катать в ШИЗО, на кичу, посадят туда, потом в СУС. Писателей здесь не любит никто. Ты можешь противодействовать этой системе, используя методы криминальной субкультуры, тебя не так сильно будут катать, как в том случае, если ты начнешь писать. Кроме того, жалобы из этой колонии так же, как из всех остальных колоний, не выходят никуда. Они жалобу в прокуратуру отсюда не направляют. Если обычный заключенный напишет жалобу в прокуратуру, ее, во-первых, не отправят, во-вторых, раньше бы его точно побили и посадили в ШИЗО."

Tags: ВРК1917г, гулаг, советчина неискоренима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments