garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Ещё один расстрельный полигон типа московского "Бутово": http://beloedelo.ru/researches/article/?731
Койранкангас — место расстрелов Алексей Крюков, Анатолий Разумов

Эксклюзив:

"Старинные нерусские названия. Это местности вблизи Ленинграда, всего в 15 километрах от его северо-восточной окраины — Ржевки. Там расстались с жизнью сотни, а может быть, и тысячи людей. Там же находятся их безвестные могилы."

- Но сколько таких расстрельных полигонов густо разбросано почти у каждого российского городка от Питера до Владивостока. Поиск этих полигонов вряд ли представляет какое то очень трудно дело, если заняться этим на государственном уровне. Но в том то и дело, исключая короткий отрывок поздней перестройки, власти тем или иным способом не стремятся этому способствовать (мягко говоря).
Почему? - Всё просто, любое серьёзное раскрытие этой темы будет подрывать последние остатки легитимности постсоветской системы и постсоветской илитки. А этого илитка естественно не хочет, так как вся она с потрохами является порождением советской системы, сколько бы некие неосталинские тролли в интернете не пытались доказать обратное.

Вот несколько дословных свидетельств бывших жителей деревни Киурумяки.

"«С той стороны, где Койранкангас, выстрелы было слышно каждый день. Бывала стрельба и по ночам. Наша проселочная дорога на Лепсари проходила через Койранкангас, как раз там, где стреляли, и мы обычно ходили по новой дороге, которую построили военные. Иногда все же ходили по старой дороге, потому что там путь был немного короче. Сперва Оялан Танели сказал, что видел там убитых людей. Потом и другие видели. С нашей деревни, наверное, все видели. Я видела большую яму, где убитые лежали друг на друге. И они не были зарыты». (Кати Хууска,1912 г. р., г. Кондопога, Карельская АССР, 1989 г.)

«На Койранкангас была сделана со Ржевки дорога. С нашей горы хорошо видно: вот идет машина, вот остановилась. Минута, может, пройдет, слышно выстрелы. Мы в той стороне избегали ходить. У нас все знали, что там расстреливают. Там находили убитых людей». (Анни Арикайнен, 1918 г. р., пос. Куйвози, Всеволожский район Лен. обл., 1990 г.)

«Видел большие могилы, плохо зарытые. Каждый раз на другом месте. Вчера шел, ничего нет, сегодня иду, смотрю, что такое: песок, из-под песка что-то торчит. А это рука, или нога». (Юсси Федоров, 1921 г. р., пос. Куйвози, Лен. обл., 1987 г.)

«Это было почти что каждый день. Видишь, машина идет. Уже знаешь, что будут выстрелы. Так и есть. В день по несколько раз. Не знаю, с какого года это началось, а при мне было все время. И до самой войны, и в войну». (Давыд Пелгонен, 1925 г. р., пос. Токсово, Лен. обл., 1987 г.)

«Это во всех деревнях было известно, что там расстреливают. А из нашей деревни было видно. И не хочешь, а видишь. Все время машины, а потом выстрелы. На нас это так плохо действовало, ведь это было, наверное, каждый день. И это не только 37-й год, когда и с нашей деревни забирали, это и до того все время было. Наш председатель Куртту даже ездил на Ржевку, говорить об этом с военным начальником: нехорошо, мол, что у нас об этом говорят, и что все видно. Ему там сказали: не ваше дело». (Лиза Хайгонен, 1917 г. р., г. Ленинград, 1988 г.)"

Tags: репрессии, советчина неискоренима, террор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments