garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

Дневник обозревателя

Необычайно живописные описания махновской вольницы. Но по своей сути это описание русско-славянского максимализма, из которого можно легко проследить генезис казачества, Запорожской Сечи или вольницы эпохи 1-ого Смутного времени.
Меняется исторический антураж, меняется терминология и риторика, но суть остаётся неизменной. Революция - это очень страшная вещь, не приведи Господь. Иван Солоневич как писатель немного приукрасил виденное им "царство свободы", но в действительности это нечто гнусное и ужасное. Обуздать такую стихию цивилизованными методами было уже невозможно.

Оригинал взят у nngan в В гостях у бандитов Махно
Оригинал взят у nngan в В гостях у бандитов Махно

Весьма занятные живописные воспоминания И. Л. Солоневича — и, как обычно, кое-какие выводы

Нестор Махно — бывший народный учитель, полусумасшедший человек, по-видимому, с гениальными стратегическим способностями, собрал под своими знаменами на только отребье народа — собрал отребье революции. Это он изобрел подвижную стратегию тачанок — прообраз нынешних танковых соединений..

Армия, сидящая на таких тачанках, совершала молниеносные рейды по украинским степям.

Около половины еврейского населения юга России было истреблено этой "армией": она лавиной обрушивалась на города и на неделю-две устанавливала там диктатуру анархизма. Города подвергались сплошному разграблению. И так как наиболее зажиточным элементом было еврейство, то грабили и резали в первую очередь евреев. На махновском знамени стоял лозунг анархизма: "Дух разрушения есть дух созидающий" — после этого созидающего духа оставались одни развалины.

Идеологическим вождем в этой армии был теоретик анархизма Волин. Волин был евреем. И идейно стоял во главе этой банды... Евреев не только грабили и убивали, но еще и пытали, добиваясь скрытых сокровищ. И над трупами замученных и убитых Нестор Махно проделывал нечто вроде "половецких плясок" — танцевал вприсядку с двумя саблями в руках. Древние половецкие традиции смешивались с самой современной научной теорией. Фрак с застенком и философия Штирнера и Кропоткина — с воплями пытаемых еврейских буржуев. Русских грабили без пыток.

Армия Махно была довольно внушительной военной силой: с нею то воевали, то вступали в союзные отношения и белые, и красные. Она грабила в тылу и белых, и красных. Впоследствии, после победы красных, против Махно была брошена целая конная армия Буденного, и махновцы бежали через Днестр в Румынию — так кончилась несколько конвульсивная диктатура анархизма на юге России.

* * *

В 1920 году мне пришлось перебираться из занятой союзными войсками Одессы в красный Киев. По дороге нужно было пробраться через два фронта: стратегическое положение всех взаимно воюющих сторон несколько напоминало слоеный пирог: у Одессы шел бело-красный фронт, а в 150 км к северу — анархийно-махновский. Нужно было перебраться через линию греческо-французских войск, потом советских, потом еще раз советских и потом махновских. Майн Рид таких возможностей не предвидел. В результате я попал в какой-то пограничный штаб махновских войск у города Вознесенска и провел там несколько очень напряженных часов моей жизни.

Я разыгрывал из себя представителя персидских революционных партий — неизвестно каких, но революционных. В моей наружности решительно ничего персидского нет, и по-персидски я никогда не слыхал ни одного слова. Но не слыхали и махновцы. В течение нескольких часов я чувствовал себя, как не очень опытный укротитель зверей, попавший в тигровую клетку: вот ведь сорвусь...

Штаб представлял собой зрелище, какого я никогда больше не встречал. В углу стояла бочка самогона, из которой люди пили так, как пьют воду, черпали кружкой и выливали в глотку. Здесь были какие-то матросы или люди, рекомендовавшие себя матросами, были профессиональные воры — они себя так и рекомендовали, была какая-то неизбежная орлеанская дева анархизма — профессиональная проститутка, рекомендовавшая себя в качестве балерины. На ней была матросская куртка, балетная юбочка, генеральские штаны под юбочкой, на шее жемчужное ожерелье — по-видимому, очень большой ценности, за поясом огромный кухонный нож и два маузера. Вот с этой-то орлеанской девой мне пришлось флиртовать часов пять подряд.

Мужская часть штаба была одета и вооружена приблизительно так же. Можно было подумать, что где-то этим доблестным последователям Шпенглера и Кропоткина только что удалось ограбить кочующую труппу и напялить на себя весь ее реквизит. Были смокинги, были ментики, были старинные и дворянские мундиры — залитые золотом, самогоном, грязью и, вероятно, кровью. Поверх всего этого висели винтовки, маузеры, пулеметные ленты, кинжалы, сабли, ножи и прочее. Где-то поблизости в сарае кого-то, видимо, пытали — оттуда доносился нечеловеческий и не замирающий вой. На столе валялись патроны, стаканы, деньги, объедки, окурки, ручные гранаты и анархическая литература. За столом сидели: я и орлеанская дева, умильно поглядывающая на мою мускулатуру, и я, судорожно и молча отсчитывающий каждую секунду до "выяснения моей личности" и возможности спастись. Со стены смотрел на нас портрет духовного вождя всего этого сборища князя Петра Кропоткина. Милый старичок! Имел ли он хоть малейшее представление о том, какая именно публика подымет своими мощными руками его философское знамя?

Я все-таки спасся. В частности, и потому, что мне удалось перепить даже и орлеанскую деву: она перестала смотреть на меня с вожделением в сердце своем и свалилась под стол — в свою собственную блевотину.

Думал ли об этом князь Кропоткин? Думал ли Гегель о будущих Робеспьерах? Или Лабриола о будущих Муссолини? Или Ницше о будущих Гиммлерах? Или профессора всей философии, вместе взятой, о всех революционных героях, вместе взятых? И революционные герои — вместе взятые — о тех виселицах, которые стоят в конце победоносной карьеры каждого из них? И как, собственно, объяснить все это? Не впадая в новое словоблудие и не предлагая пресловутому "человечеству" сказку философской тысячи второй ночи в дополнение к уже рассказанным басням тысячи и одной?..

* * *

Если под философией понимать не ее отдельные попытки объять необъятное, погрузиться в глубину онтологии или гносеологии, ограничиться афоризмами или предаться "свободному исследованию" о первопричине выеденного яйца, то нужно констатировать, что философия хочет и должна дать мировоззрение.

Но место это, на котором живет мировоззрение, уже занято — религией. Значит, нужно или принять религиозное мировоззрение, или предложить свое собственное. В первом случае приходится стать "служанкой богословия", во втором — нужно прямо или косвенно, лобовой атакой или саперными апрошами свернуть алтарь Священного Писания и заменить его кафедрой: гегелианства, руссоизма, кантианства, марксизма и прочих, и прочих, и прочих. Третьего выхода нет. Или служанка — или содержанка. Или богословие — или словоблудие. Прямо или косвенно, с разными степенями успеха и откровенности — философии исторически сомкнуты и рядами идут в атаку на религию, Маркс атакует ее в лоб, Кант гладит по голове...

На недоказуемых аксиомах религии строились народы и нации, государства и империи. На философии никто никогда не построит ничего. Философские мосты неукоснительно проваливаются в кровавые пропасти...

С той орлеанской девственницей из армии товарища Махно, о которой я только что рассказывал, я на философские темы не говорил. Да и она не пыталась. Ни Кропоткина, ни тем более Шпенглера она, конечно, не читала. Как рядовой СС никогда не читал не то что Шпана, Ницше или Гегеля, но даже и Гитлера: есть там выше люди, которые все это прочли и без меня. Где-то на этих верхах сидят ученые мужи, которые знают все, как Гегель или Маркс. Потом — чуть пониже, сидят дяди, которые переводят специальный язык школьной и внешкольной философии на уголовный жаргон махновских девственниц из Вознесенска, аскетов советского НКВД или героев немецкого гестапо. Девственницы и монахини, аскеты и герои о своих философских предках не имеют уже ровно никакого понятия. Но даже и им ясно: на базе философии расы очень удобно резать жидов. На базе философии класса так же удобно резать буржуев.


Не знаю, отдавала ли моя собеседница отчет в том, что вот раньше была она просто уличной девкой, проживала по желтому билету и еще таскалась на врачебные освидетельствования. А теперь — у нее балетная юбочка и маузер, и нож, и власть, и все-таки спокойствие души: все позволено — так говорил Кропоткин — ему ли уж не знать. Или товарищу Волину, устами которого глаголала вечная истина кропоткинского анархизма. Девственница чувствовала себя если и не совсем сверхчеловеком, то, по крайней мере, сверхженщиной. Французский якобинец, предвосхищая Ницше, вероятно, чувствовал себя сверхмужчиной — но им не был. Он был совершенно таким же подонком, отбросом человечества, каким оказались его исторические наследники: русский коммунист или немецкий нацист.

Они оказались у власти? Бывает. Я вот тоже на несколько часов оказался у власти махновской девственницы. Если бы мне не удалось перепить ее и ее соратников — эта власть могла бы отправить меня на тот свет. Но это очень мало меняет нормальное и постоянное соотношение сил. Не меняет и взаимоотношение между религией и философией, суеверием и наукой. Тогда, в Вознесенске, представителем суеверия и религии был, конечно, я. И представительницей философии и науки была, конечно, девственница. В очень увеличенных масштабах мою встречу переживает сейчас вся Европа: сидят пьяные девственницы, вооруженные философией, маузерами и ножами, и сидим мы, более или менее нормальные люди, мечтая о бегстве от девственниц, от философии и от ножей, а также и от "науки" — куда-нибудь хотя бы на землю Чертовой Матери...

(Ив. Солоневич. Тяжкий вопрос о науке)
Tags: Русская катастрофа 1917г., беспредел
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    РПЦ недвусмысленно откликнулась по теме чудовищных пыток в системе ФСИНа. Конечно, такая реакция может показаться некоторым посторонним наблюдателям…

  • Дневник обозревателя

    Немного по теме: ЭТО ДРУГОЕ. С 25 октября и аж да 25 февраля следующего года вступает в действие указ Мэра о локдауне для тех кому плюс60 лет. Это…

  • Дневник обозревателя

    В каком направлении идёт продолжающийся системный и демографический кризис? - "Россиянство" заменят на концепцию "наличного населения РФ"? -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments