garden_vlad (garden_vlad) wrote,
garden_vlad
garden_vlad

О бедном романтике замолвите слова

poselenir600

Некоторые отечественные мыслители (даже Иван Киреевский) сетовали на то, что в нашей истории не было рыцарства, а потому у нас было мало настоящих упёртых романтиков до конца преданных какой-нибудь своей романтической идее (но в отличие от Дон-Кихота чисто "по нашему", то бишь "за идею до конца").
Однако это не так, просто наш исконно русский романтизьм был немножечко своеобразен и не всегда соответствовал прогнившим западным критериям. В этой связи показательна судьба двух великих романтиков (почти рыцарей в своём роде) из среды служивого сословия, превратно оценённых и даже оболганных. Это великий романтик своего времени граф Алексей Андреевич Аракчеев и рыцарь-император Павел.
Разумеется, об этих исторических фигурах трудно говорить без некоторого трагикомического элемента. Но это вполне нормально, ведь и образ западного лыцаря-идеалиста Дон-Кихота почти весь состоит из одного сплошного трагикомизма.
Однако о рыцаре Мальтийского ордена всё же лучше умолчать, ибо судьба императора Павла больше трагична, чем комична, и требует несколько иного подхода.


Некоторые выдержки из статьи: "Аракчеев умер. Об этом во всей России жалею я один..." Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук) - http://www.rg.ru/2016/02/15/rodina-tsaredvorets.html

Почти легендарное и какое почти "житийное" начало биографии этого замечательного человека:

Он родился в сентябре 1769 года в глухом углу Тверской губернии, в семье отставного гвардейского поручика. Человек мягкий и мечтательный, он целиком переложил хозяйство и воспитание четверых детей на плечи своей деятельной супруги. Именно она привила старшему сыну Алексею трудолюбие, бережливость и любовь к порядку. Родители хотели сделать из него канцеляриста и отдали в обучение к местному дьячку. Но однажды Алеша увидел сыновей соседа-помещика, приехавших на каникулы из кадетского корпуса. Их красные мундиры и обсыпанные пудрой парички так поразили мальчика, что он бросился на колени перед отцом: "Папенька, отдайте меня в кадеты, или я умру с горя!"

Судьбу будущего графа счастливо (для него) решил тоже граф:

"В конце концов родители продали трех коров и на вырученные деньги повезли 12-летнего Алексея в Петербургский артиллерийский кадетский корпус. Начались долгие месяцы ожидания - чиновники отсылали отца и сына по инстанциям, намекая, что вопрос можно решить за скромную мзду. Но денег не было - взятое из дому было давно потрачено, и Аракчеевым пришлось даже просить милостыню. Однако судьба сжалилась над ними. Во время очередного визита в корпус Алексей увидел его директора графа Мелиссино и, упав ему в ноги, заголосил: "Ваше превосходительство, примите меня в кадеты!" Граф пожалел тощего оборванного юнца и велел зачислить его в корпус".

- И дальше всё пошло в гору. Юный Аракчеев оказался очень способным к математическим наукам и проявил необыкновенное усердие в учении:

"В то время это было лучшее в России училище для подготовки артиллеристов. Правда, воспитанников кормили скудно и секли за каждую провинность, но это не смущало юного Аракчеева - он был полон решимости сделать карьеру. "Особенно отличается успехами в военно-математических науках, а к наукам словесным не имеет особенной склонности" - строчки из его аттестата за первый год обучения. Математику Алексей любил и до конца жизни легко перемножал в уме сложные числа. В пятнадцать лет он стал сержантом, получив право наказывать нерадивых товарищей. По собственному хвастливому признанию, он так усердно орудовал палкой и кулаками, что "самых неуклюжих и неповоротливых обращал в ловких, а лентяи и малоспособные вытверживали уроки".

В 18 лет он в чине поручика окончил корпус, но остался при нем заведующим библиотекой, откуда беспощадно изгнал всю художественную литературу, способствующую "смущению ума".

- Ну, настоящий романтик, чем то отдалённо напоминает образ пол. Скалозуба у Грибоедова, но в отличие от него истинно идеалистичен и безупречен.

- Затем, выдающиеся достоинства были замечены наследником престола Павлом Петровичем и карьера Алексея Аракчеева быстро пошла в гору, ибо в некоторых своих симпатиях они были почти солидарны:

"Все русские императоры любили армию, но Павел обожал ее беспредельно, стремясь преобразовать всю Россию по образцу своего "потешного" полка. Аракчеев стал ему первым помощником. Сразу после восшествия на трон император сделал его генералом, комендантом столицы и главным инспектором артиллерии. Вызвав к себе сына Александра, соединил его руку с рукой Аракчеева и повелел: "Будьте друзьями и помогайте друг другу!""

- Однако усердие Аракчеева было столь безмерно, что даже романтику Павлу оно показалось чрезмерным:

"Новоявленному генералу было приказано восстановить дисциплину в армии - Павел считал, что мать ее совершенно распустила. Алексей Андреевич тут же начал объезжать войска, беспощадно наказывая нарушителей. Известны истории о том, как он самолично отрезал у солдат запрещенные новым уставом усы, а одному рядовому в бешенстве откусил ухо. При этом он заботился и об устройстве солдатского быта - хорошем питании, наличии бани, уборке казарм. Строго наказывал офицеров, воровавших солдатские деньги."

Его пытались умаслить подарками, но он педантично отсылал их обратно.

Один из офицеров, доведенный до отчаяния его постоянными придирками, покончил с собой, и в феврале 1798 года Павел отправил своего любимца в отставку. Однако уже через два месяца Аракчеев вернулся на службу, а в мае следующего года получил "за отличное усердие" титул графа. Его новый герб украсил знаменитый девиз "Без лести предан", который недоброжелатели тут же переделали на "бес, лести предан". Однако и это не уберегло от новой опалы - на этот раз из-за брата Андрея, которого грозили исключить из полка. Аракчеев сделал так, что приказ об исключении потерялся...

Узнав об этом, Павел рассвирепел и велел теперь уже бывшему фавориту в 24 часа покинуть столицу. Аракчеев отправился в подаренное ему село Грузино Новгородской губернии."


- Но именно в ссылке блестящи проявились у Аракчеева великие реформаторские способности, позволившие Салтыкову-Щедрину сделать резонное умозаключение, что наш настоящий и посконный сицилизм явился вовсе не порождением гнилого либерального Запада, но результатом героического творчества наших служилых романтиков (такое разным Сен-Симонам даже и не снилось):


Сельский реформатор

Четыре года опалы Аракчеев провел в Грузине, где с привычным рвением взялся за хозяйство. Крестьянские избы были снесены, вместо них построили каменные дома, вытянувшиеся в шеренгу вдоль идеально прямых улиц. Центр села украшали великолепный храм и дом Алексея Андреевича с обширным парком и прудом, по которому плавали лебеди. В Грузине устроили лазарет, где выписанный из Петербурга доктор бесплатно лечил крестьян. Работала школа, где дети учились грамоте, - тоже бесплатно. Каждую субботу жителей села собирали на площади, чтобы зачитать им новые инструкции барина - обязательно с указанием, сколько плетей причитается нарушителям. Однако Аракчеев применял не только кнут, но и пряник: лучшим работникам выдавал денежные награды, а старостам деревень, где было больше всего порядка, жаловал одежду со своего плеча.

Ни одна сторона крестьянской жизни не оставалась без внимания въедливого реформатора. Он занимался и устройством личной жизни своих подданных - раз в год собирал достигших брачного возраста девок и парней и спрашивал, с кем они хотят жить. Когда составлялись пары, Алексей Андреевич решительно перетасовывал их, приговаривая: "Долг заставляет забыть удовольствия". Правда, о своих удовольствиях граф не забывал - регулярно покупал у разорившихся соседей молодых красивых девок, которых определял к себе в горничные. А через пару месяцев выдавал надоевшую служанку замуж, снабдив скромным приданым."


- Увы, эта вполне человеческая слабость в дальнейшем сослужила почти железному образу Аракчеева плохую службу.
Последний грандиозный проект отечественного сицилизма поражает своим размахом, но не был понят и его пришлось отложить до Ленина и Сталина:

"В 1816 году около 500 тысяч крестьян и солдат перевели на положение военных поселенцев - они должны были после изнурительных строевых упражнений заниматься еще и сельским трудом. Это вызвало недовольство, начались восстания, которые жестоко подавлялись. И все же поселения продолжали существовать, а многие из них процветали - стараниями Аракчеева там, как в Грузине, строились школы и больницы, прокладывались дороги, вводились хозяйственные новшества. По мысли графа, "идеальная" система поселений должна была помочь крестьянам заработать деньги и выкупить у помещиков себя и свою землю. Он даже составил и подал императору проект постепенной отмены крепостного права - по мнению историков, более прогрессивный, чем тот, что был осуществлен в 1861 году."



Кончина великого романтика и страдальца идеи:

"В своем имении он создал настоящий культ покойного Александра I. В комнате, где император однажды провел ночь, был установлен его мраморный бюст с надписью: "Кто осмелиться тронуть сие, да будет проклят". Там же хранились перо царя, его письма и бумаги, а также рубаха, в которой Александр умер, - в ней Аракчеев завещал похоронить и себя. Перед храмом в Грузине он воздвиг бронзовый памятник "государю-благодетелю", достоявший до советских времен. Прочие постройки ненадолго пережили своего создателя - крестьяне разорили парк с иноземными цветами, разобрали забор вдоль главной улицы, изловили и съели лебедей, живших в пруду.

Все это случилось после того, как 21 апреля 1834 года Аракчеев умер от воспаления легких".


PS:

Как правильно и объективно оценить этот в своём роде замечательный и цельный образ романтика Алексея Аракчеева (словно высеченный из камня) с высоты нашего времени? -
По этому поводу существует два разных мнения:

1. Сатирик Салтыков-Щедрин:
"Самый образ жизни Угрюм-Бурчеева был таков, что еще более усугублял ужас, наводимый его наружностию. Он спал на голой земле и только в сильные морозы позволял себе укрыться на пожарном сеновале; вместо подушки клал под голову камень; вставал с зарею, надевал вицмундир и тотчас же бил в барабан...

Прямая линия, отсутствие пестроты, простота, доведенная до наготы, - вот идеалы, которые он знал и к осуществлению которых стремился. Его понятие о "долге" не шло далее всеобщего равенства перед шпицрутеном..." -

- Явно мнение крайне одностороннее и слишком пристрастное.

2. Другое мнение А.С. Пушкина более человечнее и объективнее:

"Аракчеев умер. Об этом во всей России жалею я один. Не удалось мне с ним свидеться и наговориться".


Но есть и такое мнение, выработанное горьким опытом новейшей истории: лучше всего романтиков и лыцарей до власти не допускать, а направлять их неуёмную энергию на более прозаичные и общественно-полезные цели.




Tags: историческая память
Subscribe

  • Дневник обозревателя

    Что нужно знать и помнить о российских и крымско-татарских отношениях. 19 апреля 1783г. подписан Манифест о присоединении Крыма к Российской…

  • Дневник обозревателя

    Замечательные люди Исторической России. Правда, по ходу текста могут возникнуть некоторые сомнения в полной адекватности употребления термина…

  • Корни и истоки

    Норик - наша исконная славянорусская прародина. Это тот исходный плацдарм, из которого некогда вышли предки славяноруссов, чтобы под воздействием…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments